Павловский дворец

Павловский дворец


Начало XVIII века для России было ознаменовано выходом страны к Балтийскому морю. Там, где Нева впадает в Финский залив, издревле находились новгородские вотчины, утраченные Русским государством в результате Ливонской войны (1558-1583) и оказавшиеся под шведским управлением. Шведы на месте русских городков, крепостей и деревень построили не менее семидесяти населенных пунктов крепостного характера, из которых, по данным финских ученых, около сорока были населены православными - то есть русскими. Петр I, приведя в 1703 году сюда свои войска, столкнулся с целой сетью небольших шведских укреплений, защищавших водные пути из Ладоги в Финский залив по Неве и многочисленным протокам в ее дельте на месте будущего Санкт-Петербурга. Укрепленные городки находились и на месте нынешних Ораниенбаума, Гатчины, Павловска.

До сих пор здесь встречаются малоизученные и впоследствии перестроенные крепостные сооружения XVII века. Эта оборонительная география отразилась на планах Петра I по строительству новой российской столицы и ее пригородов, первоначально базировавшихся на остатках шведских укреплений. Петр Великий, вглядываясь в туманную западную даль, откуда в азиатскую тогда Россию шли европейская культура и знания в области медицины, техники, военного дела, кораблестроения и мореплавания, страстно мечтал вместе со всей страной дышать морским воздухом Балтики.На низких топких берегах Невы быстро рос Санкт-Петербург; полукольцом опоясывая его с юга возникают загородные императорские резиденции. Сначала строится Петергоф, символизировавший могущество России на Балтике, затем - Царское Село, расположенное на самой высокой географической точке местности. Таким образом, Петр I в окрестностях новой столицы возвел основу будущих дворцово-парковых ансамблей, которым предстояло еще не менее ста пятидесяти лет достраиваться и хорошеть. Екатерина II, почти сразу после прихода к власти, в 1765 году начинает строить к югу от Санкт-Петербурга знаменитый Гатчинский замок, который намеревается подарить своему фавориту Григорию Орлову - человеку, возведшему ее на престол. А через двенадцать лет, в 1777 году, в связи с рождением старшего внука Александра, почти уже пятидесятилетняя императрица закладывает основу еще одной великолепной загородной усадьбы - Павловска. Очень важно понять, почему Екатерина II, принцесса немецкой крови на русском престоле, так точно определила историческую стоимость Гатчины и Павловска. С воцарением в 1761 году супруга Екатерины Петра III, внука Петра I и сына гольштейнготторпского герцога Карла Фридриха, как постоянно указывается в знаменитом Готском Альманахе, в России начинается правление новой династии - династии Гольштейн-Готторп-Романовых.





В отличие от своего мужа, Екатерина II, сама происходившая из немецких ангальт-цербстских князей, стремилась управлять Россией, опираясь на русских, на русские традиции и на опыт русской истории. И для нее было важно, что на месте Павловска еще в XV веке были древние русские владения. Это подтверждали и новгородские писцовые книги. Петр I объявил эти места своими родовыми поместьями и одаривал этими землями исключительно близких ему людей, и то крайне редко. Вспомним разве что сына Петра I царевича Алексея и его имение в Рождествено южнее Гатчины, или имения князя Куракина, молочного брата Петра. Екатерина, ставшая императрицей в 1762 году в результате дворцового переворота и убийства Петра III, хорошо знает и помнит основные события монархической истории России в первой половине XVIII века. Петр I оставил многочисленных наследников, но среди них не было достойных трона.

На русском престоле, сменяя друг друга, оказываются то не готовая к царствованию племянница Петра I Анна, то правнук Петра грудной еще ребенок Иван Антонович, то заботившаяся более о нарядах да развлечениях вторая дочь Петра Елизавета, то Петр III, которому немило было быть русским царем - хотел он быть королем Швеции. Народ страдал, государство не развивалось. Реальная власть оказывалась то у верховников, то у Бирона с компанией, то у иных временщиков и временщиц. Екатерина II, так в совершенстве и не выучившая русский язык, утвердившись на российском престоле, решила сделать все для укрепления государства, чтобы оно не оскудевало, чтобы промышленность, наука и военное дело развивались, чтобы народу прибавлялось, а соседи не посягали на границы. Воплощение великих замыслов усложнялось тем, что уже в первые годы своего правления Екатерина вынуждена была заниматься подавлением бунтов. В 1773 году Емельян Пугачев объявил себя счастливо спасшимся "мужем" Екатерины (Петром III). Есть предположения, что Пугачев пытался обращаться за поддержкой к цесаревичу Павлу Петровичу, которому к тому моменту было уже девятнадцать лет. Такова историческая обстановка времени, когда Екатерина II в 1777 году дарит имение Павловское своему, как подчас считают неискушенные исследователи, нелюбимому сыну Павлу. Павлу уже двадцать три года, он невысок ростом и не обладает крепким здоровьем. Но он единственный законный сын, родная кровь. Екатерина стремится видеть в Павле продолжателя своих начинаний, желает воспитать в нем, в том числе и дорогими подарками, чувство любви и преданности. Возможно, императрица решила строить резиденцию для Павла не в Царском Селе, где любила проводить время, а в Павловске, так как опасалась дворцовых интриг, на которые, кстати, сама была большой мастерицей. Так или иначе, в конце 1770-х годов Павел обрел свой дом, свой двор, свою вторую семью. Первая его жена, принцесса Вильгельмина Гессен-Дармштадтская, скончалась при родах в 1776 году. Павел был безутешен, но вскоре влюбился и вторично женился в том же году на семнадцатилетней Софии-Доротее-Августе фон Вюртемберг, после православного крещения - Марии Федоровне. Императрице нужен был наследник, но по правилам тогдашнего общества цесаревич становился настоящим наследником только после женитьбы и появления своих детей. Это правило было незыблемо у монархов всех стран, незыблемым его считала и Екатерина II.С детских лет Павла мучительно интересуют легенды о смерти отца, о роли Григория Орлова и Екатерины II в этой истории. Тогда в России, по существу, развернулись события, напоминавшие сюжет шекспировского "Гамлета", где роль Гамлета досталась Павлу Петровичу, его мать выступила в роли Гертруды, а Григорий Орлов - в роли Клавдия. Отец убит, мать царствует, ее Павел не видит месяцами. Его самого воспитывают чужие люди, правда, обучают всему основательно. В то время считалось чрезвычайно важным иметь хорошее образование. Павел - послушный ученик. Он блестяще знает математику, инженерное дело, кораблестроение, историю, владеет пятью языками, очень религиозен. Там, где он постоянно молится, его коленями протерт паркет. Ему запрещают заниматься любимыми делами отца -игрой на скрипке и коллекционированием оловянных солдатиков. Он хочет и готов к управлению государством, но мать не собирается отдавать трон сыну. Однако Павел молод - ему чуть более двадцати лет. Самый влюбчивый возраст. У него красивое лицо с добрыми глазами, учтивые манеры и веселый нрав. И, конечно, получив Павловское поместье, он, польщенный, находит место для своей романтической любви и отдается ей полностью. Ведь никогда ранее он не имел ничего подобного. Возможно, из-за всего этого Павел Петрович так увлеченно ухаживает за новой супругой, с нетерпением ожидая прибавления семейства. Марии Федоровне в 1777 году восемнадцать лет. Это высокая (выше Павла на голову), розовощекая жизнерадостная девушка. Еще до женитьбы Павел пишет: "Я нашел невесту свою такову, какову только желать мысленно себе мог". Мария Федоровна увлечена ландшафтной архитектурой, устройство садов и уход за ними - ее страсть. Она была профессиональным знатоком ботаники, хорошо владела пятью языками, в том числе и латынью. Сразу после бракосочетания Павел написал супруге "Наставление" (своеобразный кодекс норм и правил поведения для наследницы русского престола). Он предлагал ей обязательно изучать язык новой родины, православную религию, историю, географию, экономику и политику России. Особое внимание в "Наставлении" обращалось на отношение жены цесаревича к Екатерине П. К ней следовало относиться внимательно, нежно, не выражать недовольство, не жаловаться на что-либо. Любопытны пожелания Павла в отношении экономии личных средств, которые рассматривались как часть государственного бюджета. Не случайно в первый период совместной жизни Мария Федоровна была настолько экономна, что донашивала платья и обувь умершей первой жены Павла Петровича. У них с Марией Федоровной была счастливая семейная жизнь.








Очень быстро, уже 12 декабря 1777 года, Мария Федоровна в трудных родах подарила Павлу сына Александра. В письме барону Фридриху Мельхиору Гримму Екатерина II восторженно описывает этого младенца. Во время церемонии крещения она плачет от радости - и тут же отбирает дитя у родителей для воспитания по собственной системе. Чуть позднее она пишет: "Мне совершенно все равно, будут ли у Александра сестры, но он должен иметь младшего брата". И вот уже в 1779 году у Павла Петровича и Марии Федоровны родился второй сын - Константин, также забранный Екатериной для воспитания. Именно появление старшего внука Александра в 1777 году привело к тому, что Екатерина II подарила сыну триста шестьдесят две десятины земли с "лесами, пашнями и двумя деревнями с крестьянами" в шести километрах от Царского Села, на берегах реки Славянки. В то время здесь были охотничьи угодья, кругом шумел густой лес и лишь на участках, где были возведены первые деревянные дворцы Паулюст и Мариенталь, разбиты небольшие уютные садики с цветочными клумбами, посажены новые деревья. Екатерина II любила и умела украшать Санкт-Петербург и его окрестности. Она щедро оплачивала заказы на перестройку столицы империи и однажды заметила, что "мания строительства - дьявольская вещь, она поглощает деньги, и чем больше строишь, тем больше хочется построить".Однако для Павла и его дворца Екатерина неохотно выделяла деньги и постоянно попрекала молодоженов за неумеренные траты. Тем не менее, в 1780 году Екатерина милостиво разрешила работать в Павловске на строительстве дворца своему любимому в будущем архитектору - шотландцу Чарльзу Камерону. Камерон, прибывший в Россию в 1779 году, был горячим поклонником великого итальянского зодчего XVI века Андреа Палладио, в творчестве которого причудливо переплетались принципы исторического наследия зодчества Древнего Рима и современные архитектурные идеи. Камерон начал свою деятельность в России с сооружения в Павловске Храма Дружбы, посвященного молодыми наследниками престола Екатерине II - для улучшения существующих между ними неприязненных отношений. Затем последовало строительство Колоннады Аполлона у входа в Павловский парк, позже появились Молочня и некоторые другие постройки. В 1781 году Павел и Мария приняли решение обзавестись постоянным жилым каменным домом. Выполняя этот заказ, Камерон взял за основу один из итальянских дворцов, представленный в знаменитом труде Палладио "Четыре книги об архитектуре". Павловский дворец начали возводить на вершине холма, склоны которого стремительно спускались в просторную долину реки Славянки. Согласно замыслу дворец был невелик. К увенчанному куполом центральному трехэтажному зданию примыкали две невысокие полуциркульные галереи с встроенными служебными корпусами. Галереи образовывали обширную парадную площадь. Отделка фасадов и внутреннее убранство должны были отвечать современным для того времени вкусам и моде. Пока велось строительство, Павел Петрович и Мария Федоровна испрашивают у Екатерины II разрешение на выезд в Западную Европу. В сентябре 1781 года под именами графа и графини Северных наследник с супругой отправились в путешествие, длившееся четырнадцать месяцев. Они посетили Польшу, Австрию, Италию, Францию, Бельгию, Голландию, Германию. Особое впечатление на них произвел Париж, где их торжественно принимали Людовик XVI и его супруга Мария Антуанетта и где Павел Петрович и Мария Федоровна участвуют в непрерывно сменяющихся приемах и балах, охотах, представлениях, фейерверках в их честь. В каждом городе они посещают мастерские художников, магазины антикваров. Только на знаменитой Севрской мануфактуре ими было куплено различных фарфоровых изделий на астрономическую сумму в 300 тысяч ливров. По завершении визита в Париж Мария Федоровна получила в подарок от королевы Марии Антуанетты уникальный драгоценный туалетный набор, украшенный ее гербом, стоимостью в 60 тысяч ливров. Все увиденное и приобретенное в европейском путешествии активно использовалось Павлом Петровичем и Марией Федоровной в строящемся дворце в Павловске. Коллекцию живописи украсили произведения лучших европейских мастеров - Помпео Батони, Ангелики Кауфман, Гюбера Робера, Жан-Батиста Греза и других. Полагаясь на свой вкус, надо сказать - отменный, владельцы Павловска приобрели для строящегося дворца много мебели, бронзы, тканей, стекла и фарфора. Во время путешествия они ни на один день не забывали о своем любимом пристанище, заявляя, что Павловск доставляет им "больше радости, чем все красоты Италии".В заграничном путешествии раскрылись новые черты характера Павла. Раскованный, безупречно владеющий французским языком, он производил впечатление человека, родившегося во Франции.



Это, кстати, повлияло и на Екатерину II, которая до поездки своего сына, а точнее - до высокой оценки его поведения за границей, относилась к нему подчас нетерпимо. Возможно, благодаря путешествию, императрица в известной степени пересмотрела свое отношение к Павлу как к будущему наследнику престола. Очевидно, это нашло отражение и в событиях 1783 года, когда в связи с рождением у Павла третьего ребенка (первой дочери - Александры) Екатерина сделала своему сыну еще один сказочный подарок -Гатчинский дворец. Какая ирония судьбы! Дворец Григория Орлова, "русского Клавдия", перешел к сыну свергнутого им с престола Петра III, став любимым детищем Павла до последних лет жизни. Именно в Гатчину по воле Павла были отправлены многие художественные предметы, ранее приобретенные для Павловска. Там же развернулись значительные работы по перестройке огромного, самого большого в пригородах Петербурга императорского дворца, занявшие на многие годы все время Павла Петровича. Дворец же в Павловске остался целиком на попечении нежно любившей его Марии Федоровны и стал главным детищем этой умной, талантливой, целеустремленной и энергичной императрицы, которому она посвятила сорок лет своей жизни и отдала все свои силы. Павловск был, безусловно, венцом творения этой великой женщины. Прожив шестьдесят семь лет, родив и воспитав десять детей, пережив трагическую смерть Павла I, она сделала все для того, чтобы идиллический, в духе Жан-Жака Руссо, Павловск стал заметным явлением в культурной последующей жизни России. Судьба Павла I оказалась сложной. Сорок лет он был наследником и лишь четыре года, четыре месяца и четыре дня - императором. После его смерти от рук цареубийц 12 марта 1801 года в Михайловском замке в Петербурге, Павловск уже никогда не был императорской резиденцией. В 1803 году дворец перенес большой пожар, после которого возрождался под умелым руководством теперь уже вдовствующей императрицы Марии Федоровны, которая жила здесь до конца жизни - до 1828 года.Мы не упоминаем обо всех перестройках дворца, которые велись в конце XVIII века под руководством архитектора Винченцо Бренны, и в первой четверти XIX века - архитекторами Андреем Воронихиным и Карлом Росси, стремясь, прежде всего, объяснить появление Павловска как феномена русской культуры. После февральской революции 1917 года Временное правительство приняло решение о национализации Павловского дворца и устройстве здесь музея.

При этом был учтен опыт французских революций XVIII-XIX веков, когда королевские дворцы были разорены и разграблены. В стремлении не допустить подобного большая группа известных деятелей русской культуры во главе с графом Валентином Зубовым, основателем и первым директором Всероссийского института истории искусств, обратилась к правительству с требованием создать особую комиссию по описанию и учету художественных коллекций во всех дворцах Романовых, как в Петрограде, так и в пригородах. Сам Зубов - по иронии судьбы он был потомком Платона Зубова, последнего фаворита Екатерины II, а затем убийцы Павла I, - был назначен комиссаром такой комиссии в Гатчине. В Павловске подобную комиссию возглавил Александр Половцев, выдающийся знаток прикладного искусства. Половцев был поражен художественной исключительной целостностью дворца (ранее императорские резиденции были практически недоступны для историков-искусствоведов). В начале XX века во всем мире не существовало другого подобного ансамбля, выстроенного и украшенного за столь короткий отрезок времени - на рубеже XVIII и XIX веков. Атмосфера дворца оказывала такое влияние на посетителей, что им казалось, будто они попали из бурного XX века в тихий XVIII. Взамен восковых свечей во дворце только-только начали проводить электричество. В такой обстановке и началась систематизация художественных коллекций дворца. После 25 октября 1917 года, когда власть в России перешла в руки большевистского правительства, было принято специальное обращение к народу, в котором подчеркивалась необходимость спасения имущества Романовых "для подъема культуры трудящегося населения". Огромную роль в этом сыграл первый в ленинском правительстве народный комиссар по просвещению Анатолий Васильевич Луначарский. Половцеву удалось уговорить его посетить и оценить Павловск. Он сумел убедить Луначарского в необходимости спасения дворцового комплекса, поэтому, в сравнении С частично разграбленными уже в 1918 году Гатчиной, Царским Селом и Ораниенбаумом, Павловск в годы революции и гражданской войны пострадал значительно меньше. Но сделать это было непросто. Слишком привлекательным казалось использовать для нужд социалистического просвещения книги из дворцовых библиотек, игрушки царских детей, да и сами уютные и большие дворцовые здания. Лозунг "за что боролись?" был очень популярен. Даже охранявшие дворец красноармейцы забирали из дворцов приглянувшуюся и подчас действительно необходимую им утварь, ткани, мебель. Дело доходило до курьезов, когда, например, сотрудникам дворцов - музеев зарплату выдавали сапогами и брюками последнего русского императора. Позднее началось уже централизованное ограбление дворцов. Преследовались две цели: за счет продажи за рубеж художественных коллекций создать валютный фонд - для строительства в стране военных заводов и для помощи братским коммунистическим партиям, а также - освободить дворцы для использования их под нужды коммунистического движения.

К примеру, секретарь Ленинградского обкома Коммунистической партии А.А. Жданов громил тех, кто оберегает дворцы. Но все государственные дачи этого партийного лидера были декорированы люстрами, мебелью, тканями из тех же пригородных дворцов. Оглядываясь на историю дворцов в 1920-1930-е годы, приходишь к мысли, что факт их нынешнего существования удивителен - так мало делалось для их развития, так много для разрушения. Здесь размещались базы отдыха, стрелковые тиры, парашютные кружки, в Павловске - зооветеринарный техникум, в Гатчине - штаб воинской части. Все эти учреждения угрожали, требовали, торопили: дайте помещения, мебель, портьеры. Когда в 1940 году была проведена сверка числа музейных предметов в пригородных дворцах в сравнении с 1919 годом, выяснилось, что оно сократилось в три-четыре раза

С 1926 года до начала 1930-х годов Павловск был закрыт и превращен в огромный аукционный склад. Только в конце 1930-х годов, когда Сталин понял, что без развития культуры, в том числе музейной, стране не выжить, начался постепенный отход от этой политики. Летом 1941 года началась Великая Отечественная война, к которой уже с 1936 года готовились и музеи. Существовал так называемый "план разгрузки", согласно которому предполагалось вывезти в город Горький примерно по одной тысяче художественных предметов из четырех пригородных дворцов. Все эвакуационные работы носили бессистемный характер. Спасение уникальных ценностей легло на плечи небольших коллективов музейных работников, как правило, состоящих из женщин и пожилых мужчин. Но, несмотря на неразбериху и благодаря героическому труду сотрудников, к началу сентября 1941 года, то есть к моменту появления немецких войск под Ленинградом, удалось спасти основу коллекций и экспозиций - то, что можно было переместить, упаковать, погрузить. Тяжелые вещи, например, скульптуры, прятали в тайниках в парке или в подвалах дворца, выстраивая затем кирпичом фальшивые стены. Наиболее ценным экспонатом в Павловске считался туалетный набор Марии Федоровны. Его эвакуировали в первую очередь. Всеми работами по спасению коллекции Павловского дворца руководила только что назначенная новым директором Анна Ивановна Зеленова, которая и приняла на свои плечи все хлопоты по спасению дворца и произведений искусства. Она ушла из Павловска вместе с немногими оставшимися сотрудницами в сторону уже блокированного Ленинграда только 16 сентября 1941 года, когда немецкие мотоциклисты были уже не более чем в полутора километрах от дворца. Для поиска и отправки в Германию произведений искусства немецкие войска имели в составе под Ленинградом особые зондеркоманды, которые сразу появились в Павловске. Отсюда, как и из других дворцов, было вывезено все, представлявшее ценность. Сейчас музейные работники Павловского дворца числят в розыске более тридцати тысяч произведений живописи и декоративно-прикладного искусства. Надежд на их обнаружение сегодня уже практически нет. В январе 1944 года советские войска освободили Павловск, который представлял собой страшное зрелище. Был вырублен был почти весь парк в шестьсот гектаров - немцы брали лес для оборонительных сооружений под Ленинградом. Дворец сгорел почти полностью -остались только кирпичные стены. Первоначальное решение ленинградских властей гласило: восстановить невозможно, и пока это не нужно. Потребовалось вмешательство правительства, чтобы мнение изменилось.

Именно в Павловске началось то, что затем получило название "подвиг века" - возрождение пригородных дворцов-музеев и парков Ленинграда. Работы начались весной 1944 года и велись под руководством А. И. Зеленовой вплоть до 1978 года, когда Павловск стал первым дворцом, полностью поднятым из руин. Восстановление Павловского дворца было той школой, где, по существу, прошли обучение все реставраторы и музейные работники послевоенного Ленинграда. И сегодня дворцово-парковый ансамбль Павловска занимает достойное место в знаменитом "бриллиантовом ожерелье" Санкт-Петербурга.
Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Сбросить