Тайны подземного краснодара

Тайны подземного краснодара


Все города, как известно, растут не только ввысь, и под землей скрывается не только фундамент некогда величественных зданий. "Так мы с коллегами выяснили, что некогда на месте фонтана Первомайского сквера, что напротив здания Краснодарского крайисполкома, находился белый пятикупольный войсковой Александро-Невский собор. Собор в советское время исчез, но ведь что-то от него должно было остаться? Мы решили пойти именно от этого места, потому что все остальное, связанное с подземными лабиринтами Краснодара, для нас тогда не существовало. В газете "Градостроитель” в апреле минувшего года мы рассказали о своей задумке, начали готовить экспедицию. Назвали ее "Белый собор”. Обратились к горожанам, попросили их рассказать о том, что было когда-то на месте фонтана, воспользовались помощью краеведов, старожилов, специалистов по гражданской обороне. Они-то и рассказали, что много лет назад под фонтаном в подвалах собора находился штаб ГО. А лотом люди о нем позабыли...



– Интересно, каким было начало ваших поисков!

– Так уж получилось, что экспедиция, в состав которой входили все журналисты "Градостроителя”, представители милиции и аварийной службы города, состоялась в несчастливый для суеверных день – 13 апреля. И все же роковая цифра не помешала нам в осуществлении задуманного. Все, как ни странно, складывалось на редкость удачно. Подъехала "летучка” с газорезкой, предоставленная УМ-5 ПСО"Краснодарпроектстрой”. Согласился принять участие в экспедиции и член президиума общества любителей истории и культуры Краснодара Н. П. Гойдин. Он, кстати, выполнял роль эксперта, знающего историю создания и разрушения Белого собора.

Через час вся группа стояла возле того самого фонтана, хранящего под собой, как нам казалось, ответы на многие вопросы. А вопросов было много: остались ли в подвальных помещениях фрагменты памятника Екатерине II, существуют ли там подземные ходы и куда они ведут, сохранилась ли старая кирпичная кладка, принадлежащая Александро-Невскому собору?


После того, как десятисантиметровый стальной шов, державший намертво дверь, был срезан автогеном, мы очутились на лестнице. Вела она вниз, в подземный бункер бывшего командного пункта гражданской обороны, имевшего кодовое название "Сквер”. В комнатах с заплесневевшими столами и стульями находились допотопные телеграфные аппараты, телефонные коммутаторы, вентиляционные устройства, резервуары для питьевой воды. Кто-то машинально крутнул вентиль водопроводного крана, и вода... пошла! Пошла, несмотря на то, что в течение десяти лет здесь никого не было.

Определить местонахождение замурованных ходов нам, к сожаление, не удалось. Из старой кладки нашли лишь два красных кирпича, выглядывавших в одной из стен подземелья. Словом, ничего необычного нашей экспедицией тогда не было обнаружено. И все же первый шаг был сделан. Стало ясным, что поиск необходимо продолжить. Найти строителей, возводивших бомбоубежище, свидетелей сноса Белого собора, внимательно, изучить всю читательскую почту, поступившую к нам в редакцию.

– А вам не показалось, что вы спустились а подземелье недостаточно глубоко! Возможно, надо было более тщательно исследовать не только стены, но и пол)

– Совершенно справедливый вопрос. Документами и архивными материалами, способными пролить хоть какой-то свет на эту версию, экспедиция, к сожалению, на сегодня не располагает.

Хотя кое в каких подземельях мы после бункера "Сквер” уже успели побывать, но их также небольшая глубина залегания от поверхности земли не позволяет утверждать, что они выполняли когда-то стратегическую функцию для кубанского казачества или подпольщиков в годы Великой Отечественной войны. Методы биолокации, которыми обладает один из членов нашей экспедиции, дали возможность определить нам необходимую глубину для поисков – до 10 метров. Мы же посетили ходы намного выше этого уровня. Остается также непонятным и то, куда исчезли две трети подвальных помещений войскового Александро-Невского собора. Ведь они были.




Находящийся под фонтаном бункер командного пункта занимает лишь незначительное место первоначального "фундамента”. Проект этого "саркофага” нам не удалось отыскать даже в краевом штабе гражданской обороны, в чьем ведении находился этот объект до начала 80-х годов. В институте "Краснодаргражданпроект” подобных материалов тоже не оказалось. А ведь, по утверждениям старожилов города. Белый собор мог вместить в своих подвальных помещениях по меньшей мере тысячу человек.

Словом, экспедиции необходимо сейчас содействие таких организаций, как Комитет государственной безопасности по Краснодарскому краю, управление внутренних дел, Краснодарское епархиальное управление, краевые государственные и партийные архивы. Некоторые из этих учреждений, на наш взгляд, являются единственными обладателями документов на получение подобного рода информации. И только они способны вручить нам своеобразный билет в "замурованный город”, если такой подземный "город” существует.

– Могут ли все ваши поиски и находки иметь какое-то практическое значение!

– Конечно, во-первых, такие положительные результаты необходимы газовикам, гидрологам, строителям, во-вторых, это необходимо, как мне "думается, всем горожанам для гарантии безопасности. Ведь в предполагаемых нишах, ходах, переходах может скапливаться горючий газ. А он взрывоопасен. Вот почему я спешу предостеречь всех, кто попытается самостоятельно заняться поисками "кладов”. Это грозит бедой.

– А что же вам сообщили старожилы, те, кто мог вспомнить/как выглядит собор! Неужели все начисто позабыто!

– Нет, кое-что нам удалось "раскопать”. Вот что, например, рассказал нам священник С. Овчинников: Войсковой Александро-Невский собор заложен 1 апреля 1853 года, пояснил он, и сделано это было в качестве достойной замены старого войскового деревянного Воскресенского собора. Александро-Невский собор был призван стать главной церковью Кубанского казачьего войска. Автор проекта

— казак-архитектор И. Д. Черник (1811–1874) – выпускник Санкт-Петербургской академии художеств.

Строительство соборной церкви о пяти главах в византийском стиле производилось из войскового кирпича-железняка, полужелезняка и лучшего красного. Главный купол под толстым белым железом – восьмигранный, четыре колокольни – четырехгранные. Внутреннее убранство – лепная работа с позолотой, делал ее мастер-иконостасник Федор Рубцов из Тифлиса. Кроме главного предела, был еще малый предел в честь Михаила Архангела.

Возведение собора было завершено в 1872 г. Сметная стоимость постройки превысила 100 тыс. рублей.

Значение собора в культурной жизни края было огромно. В храме бережно хранились наиболее ценные реликвии Кубанского казачества. А весной 1932 года храм был полностью уничтожен.

Г. Данилов, подполковник в отставке, нам сообщил, что в 1931 году ему как специалисту-пиротехнику пришлось побывать в Краснодаре с целью подготовки к взрыву собора. Для этого необходимо было скоординировать действия с Краснодарским саперным батальоном. Местом проживания Данилова было помещение на втором этаже, где сейчас находится архитектурно-строительный техникум. Из его окон хорошо был виден войсковой Александро-Невский собор. При осмотре объекта офицер наблюдал собор ободранным как снаружи, так и изнутри—без оконных рам и украшений.

Г. Данилов сказал также, что перед ним стоял один вопрос:

можно ли взрывать собор? Ведь он имел прочную кирпичную кладку. Взрывы необходимо было производить большими порциями взрывчатого вещества, а это потребовало бы выселения всех жителей из близлежащих домов. Кроме того, часть зданий могла разрушиться.




Через некоторое время этот специалист получил из штаба Северо-Кавказского военного округа приказ о том, что взрывать собор не будут. Г. Данилов распрощался, с Краснодаром и уехал в Новочеркасск. Дальнейшая история разрушения храма ему неизвестна.

– У вас есть сведения о том, что из себя представлял собор изнутри уже в советское время!

– Да. Интересно об этом написала экскурсовод Р. Бенедиктова. Ей хорошо запомнился собор, хотя времени с тех пор прошло довольно много. Внутри собора, сообщила она, росписей не было. Сочетание белой краски и берлинской лазури создавало воздушность собора, какую-то удивительную его легкость. Падающий сверху солнечный свет озарял все отсеки этого сооружения. Мать этой женщины рассказывала, что подземный ход в соборе был, и существовал он для того, чтобы военные могли в случае чего незаметно выйти к реке Кубани. Р. Бенедиктова была свидетельницей и того, как внутри этого храма пытались устраивать танцы, но молодежь туда не шла: музыка громыхала так, что превращалась в сплошной вой. Собор, образно говоря, как бы продолжал бороться с теми, кто пытался устроить в нем балаган.

– Как же взрывали собор!

– По частям, как предполагал сапер Г. Данилов. Взрывали, в основном, в ночное время.

– Пенсионерка Е. Авраамова написала, что в 1947 году в ихсемье гостил Кожушнер Илья Михайлович, одесский инженер. Приезжал он в Краснодар по специальному заданию какого-то московского военного ведомства. Отметки о прибытии и убытии в командировочном удостоверении ему ставили в войсковой части...

– Об этом мы знаем и разыскивали этого человека. Е. Авраамова сообщала, что Кожушнер работал над составлением карты-схемы дореволюционных подземных ходов. Причем приезжал и уезжал из Краснодара неоднократно, в течение двух-трех лет еще. И каждый раз с командировочным удостоверением на руках. После окончания работ он как-то сказал ее отцу, что с того места, где сейчас фонтан, идет огромный тоннель до района железнодорожного вокзала (Красно-дар-I)

Кожушнер, якобы, просил, чтобы никому об этом не говорили, так как это являлось тайной.

Еще одна женщина – Л. Пасечник – по телефону сказала, что после того, как собор был разрушен, некоторое время оставались цоколь и пол, были и ступеньки. Но потом и эти остатки разобрали. В образовавшуюся яму часто лазили мальчишки, а потом рассказывали о том, что видели там боковые двери, гробы.

– Можно ли доверять таким сведениям!

– Конечно, доля сомнений есть. Но люди звонят, рассказывают о том, что такое вполне могло быть. Например, А. Выблов, старожил, сообщил, что в мальчишеские годы он пробирался очень далеко по подземным ходам. Их очень много. Один из них начинается с подвальных помещений дома по улице Красноармейской, рядом с которым он некогда жил. Там, кстати, одно время размещался склад трофейного оружия. Ходы шли, сказал А. Выблов, в двух направлениях: к фонтану, где находился Белый собор, и в сторону улицы Леваневского.

Или вот еще такая история. Ее рассказала преподаватель Л. Ве-селянская. Произошло это с ее сыном 10 лет назад. Однажды он долго не возвращался домой. А потом объявился и сказал, что лазил по подземным тоннелям города. Мальчик "на допросе” маме пояснил, что проходы в катакомбах очень узкие. Оказалось, он со своими товарищами был вынужден даже раздеться, чтобы хоть как-то там продвигаться. Стены лабиринта были выложены красным кирпичом. Пройдя по щелям довольно большое расстояние, мальчишки оказались в огромной комнате. Там стоял шкаф и лежала книга, написанная, как он выразился, вроде на русском и вроде не на русском языке. Нашли также и чугунную шкатулку, но вытащить ее не смогли: она оказалась слишком тяжелой. Но кoe-кaкиe старинные монеты и цветные камни они прихватили с собой. По словам сына А. Веселянской, ходы шли в разные стороны солнечными лучами неподалеку от бывшего Белого собора.

– Я слышал, что отыскался человек, некогда командовавший местным пунктом ГО города...

– Этого человека зовут А. Мигранян. Он подполковник в отставке. Он позвонил в редакцию газеты "Градостроитель” и сообщил, что был начальником КП штаба ПВО города с 1945 по 1960 год. То есть как раз в том самом месте, где побывала наша экспедиция. Этот бетонный бункер способен был выдержать прямое попадание 500-килограммовой авиабомбы. Однако офицер не мог припомнить, чтобы из бункера вели какие-то ходы. Кто строил это бомбоубежище – загадка.

– Ильдус, а что говорят по поводу подземных ходов краеведы!

– Краевед И. Федоренко заявил буквально следующее. Он сказал, что у него имеется дореволюционная карта подземных ходов. Однако дать нам ее он не захотел. Почему? Он ответил так: "Понимаете ли, не хочется потом писать объяснительную для управления внутренних дел. Свою ценность она не потеряет и через десятки лет... Кстати, по ней видно, что весь город стоит на подземных ходах. Очень много и ложных проходов”.

Вот такая история... Как видите, свидетельств, говорящих в пользу существования подземных ходов, очень много. Возможно, что кого-то они заинтересуют, заставят вспомнить о том, о чем многие десятилетия было принято молчать. Но ведь время идет, и тайны пока остаются тайнами...

М.ИРКУТОВ
статья из газеты "Вечерний Краснодар" 9 февраля 1991 года

Шоп24


Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Lactomin