Первый двухэтажный

Первый двухэтажный


Чти отца своего и мать свою” одна из заповедей Господних. И эту великую заповедь православные исполняли искони с душой и милосердием, с любовью и уважением к старым людям, к воинам-одиночкам, утратившим силы, к слабым и беззащитным, к инвалидам. И неудивительно, что сразу же после переселения черноморских казаков на благодатные земли, кубанское Войсковое правительство, занятое самыми различными организационными и военными вопросами, стало заботиться и о том, чтобы старые, больные и одинокие казаки имели на склоне жизни приют. В мае 1794 года было отправлено прошение в Святейший Прави- тельгтвующий Синод: "Войска Черноморского старшины, имея рассуждение и попечение о престарелых раненых от неприятеля и изувеченных старшинах и казаках, кои желают жизнь свою доканчивать на Всемилостивейше пожалованной земле из Божьем церкви, а из них взяли некоторые на себя и монашеский чин...” и черноморцы просили позволить им построить пустыню мужской монастырь. И вскоре, 24 июля. вышел именной указ императрицы Екатерины Второй о разрешении переселенцам иметь казачью пустынь по примеру Саровской обители. Место было выбрано уединённое, тихое, на Лебяжьем лимане, куда впадали речки Большой Бейсуг и Правый Бейсужек, на острове. Остров и лиман названы Лебяжьими потому, что нигде на Кубани не поселялось столько белых благородных птиц, как в этом благословенном и спокойном уголке земли.




Тогда же казаки стали хлопотать о постройке странноприимного дома в войсковом граде Екатсринодаре. В давнем архивном документе можно прочитать: "Для призрения изувеченных жителей Войска Черноморского и немощных, не имеющих средств к пропитанию от собственных трудов, устроена в городе Екатеринодаре в 1816 году богадельня”. Она была каменная и находилась на углу улиц Дмитриевской и Елизаветинской (ныне Горького и Чкалова). Позднее дом для призрения стариков был построен в другом месте, ближе к центру, заняв под служебные помещения целый квартал (ныне Первая городская клиническая больница). В богадельне проживало уже более 70 человек. Было тесно. И Войску пришлось изыскивать средства и заниматься расширением ее. В 1831 году инженером штабс-капитаном Петровым составлены план и смета на постройку. Требовалось 21 548 рублей. Такая сумма войску оказалась не по карману. Но 9 июля 1833 года умер славный герой Отечественной войны генерал-майор Алексей Данилович Безкровный, бывший атаман Черномории, оставив завещание: "Из имения моего по вольной с продажи выручки постепенно выстроить на том месте, где прах родительницы моей покоится, то есть на подворье войсковой богадельни, каменную церковь и каменный дом для принятия и содержания 24 человек странноприимных”. И просил своих душеприказчиков, чтобы они имение продали за "выгодную цену, из коей суммы 100 тысяч отослать для приращения процентами в Московский опекунский совет, а проценты употреблять на содержание изъясненных выше Церкви и 24 человек”


Только в 1838 году начались строительные работы под руководством инженерного чиновника прапорщика Парусенко. Теперь общая стоимость всей постройки, включая церковь, составила 25 701 рубль 22 копейки (серебром 7 343 рубля 204/7 копейки). Так с горем пополам были собраны необходимые, средства. Быстро стали подниматься кирпичные стены нового здания. И доброе дело приближалось к своему завершению. Но тут, на беду, зимой следующего годя занемог строитель инженер Парусенко. Как значится в рапорте, здоровье его расстроилось от "беспрестанных и многосложных занятий ко возложенной на него обязанности и от не благоприятствующего ему здешнего климата”. Стройка была завершена только в 1842 году. Огромное здание вышло на славу!

Главный корпус первого кирпичного "высотного” дома с северной и южной стороны имел два этажа (мужское и женское отделения), от них к общему центру шли одноэтажные пристройки, где, как написано в документе, "промежду сими последними”, возвышалась, сверкая двумя вызолоченными куполами, церковь Божией Матери Всех Скорбящих Радости (освящена в 1843 году). Этот дом под железной кровлей, окрашенной зеленой масляной краской, был виден издали. Он имел 17 комнат с 18 голландскими печами и одним большим камином. В нем жили больные и призреваемые. Тут же канцелярия и аптека с амбулаторией. Рядом два кирпичных одноэтажных флигеля; баня. сложенная из бревен, с тремя отделениями, с двумя сенцами о трех топках; погреб, склад, сарай. И большой фруктовый сад. Двор с трех сторон был огорожен сосновым тесом, а с четвертой улицы Красной –решеткой с одними растворчатыми воротами и двумя смотровыми окошками –"фортками”. В инструкциях, данных смотрителю, указывалось –во всем неукоснительно и строго соблюдать должный порядок. Ворота от степи (от улицы Буденного) и калитка по поперечной улице (ныне Шаумяна), по личному указанию атамана Я. Г. Кухаренко, надежно закрывались, чтобы, как сказано, "отклонить побеги умалишенных, избегнуть происшествия, могущего случиться с ними во время побега, искоренить праздношатательство по городу”.




На содержание богадельни уже в 1842 году из войсковой казны было ассигновано 2 586 рублей (по тем временам огромные деньги).

Когда город стал гражданским, войсковая богадельня перешла в ведение Екатерииодарской городской думы. 27 июля 1868 года дума сообщила о готовности взять ее под свое покровительство. При богадельне тогда имелась больница на 25 коек. Войско обязывалось выделять деньги на больничные расходы только до 1 января 1869 года. Спустя 15 лет в больнице уже насчитывалось 50 мест, а в богадельне – 60. Медицинская и гуманитарная помощь в Екатеринодаре расширялась с каждым годом. И если прежде в официальных бумагах говорилось о существовании "больницы при богадельне”, то теперь писали иначе - "богадельня при больнице”. Город гордился своим растущим лечебным учреждением...

Как выяснилось позже, богатое имение А. Д. Безкровного действительно давно было продано, деньги поступили в распоряжение войскового хозяйственного правления, но посмертная воля Безкровпого фактически оказалась не до конца выполненной: капиталом щедрого завещателя воспользовались не полностью. И спустя десятилетия, в 1881 году, Екатеринодарский городской голова В. С. Климов, уполномоченный местной думой, обратился с письмом к войсковому начальству, дабы завещанные средства Кубанское войско передало городу на постройку "Странноприимного дома имени генерала Безкровного”.

К сожалению, могила отважного черноморского казака А. Д. Безкровного, героя Отечественной войны 1812 года, еще в прошлом веке была потеряна. Но память о нем в истории Кубани нельзя истребить. Она живет в боевой летописи казачьего края. А намят ником А. Д. Безкровному служит первый 2-этажный дом па подворье городской больницы, на постройку и содержание которого он щедро пожертвовал 100 тысяч рублей. Это громадное сооружение 1842 года, пережившее революции и войны, чудом уцелело до наших дней и дорого нам вдвойне, так как является и своеобразным редким образцом кубанского первоначального зодчества...
Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.