Питер пен - глава 2 тень - сказка джеймса барри

Питер пен - глава 2 тень - сказка джеймса барри

Все сказки мира. русские, английские сказки. Сказки на ночь. Заветные сказки. Скачать сказки бесплатно. Бесплатные сказки читать. сказки читать онлайн Народные английские сказки, детские сказки сказки Джеймса Барри Питер Пен - Глава 2 ТЕНЬ - сказка Д.Барри


Миссис Дарлинг вскрикнула, и в тот же момент открылась дверь и вошла
Нэна, потому что ее выходной день кончился. Она зарычала и бросилась к
мальчишке, который легким движением выпорхнул в окно. Миссис Дарлинг снова
вскрикнула, на этот раз от страха, что он упадет и разобьется, и поскорее
побежала вниз, чтобы поглядеть, что с ним случилось. Но его там не было. Она
подняла голову. На небе она заметила только одну, как она подумала,



блуждающую звездочку.
Она снова поднялась в детскую и увидела, что Нэна что-то держит в
зубах. Оказалось, что это мальчишкина тень. Когда он подскочил к окошку,
Нэна быстренько захлопнула раму, но он уже успел выскочить, а вот тень его
не успела. Хлоп -- оконная рама резко затворилась и прище- мила ее.
Уж конечно, миссис Дарлинг рассмотрела эту тень самым внимательным
образом, но ничего особенного не обнаружила -- тень как тень.
Нэна тут же сообразила, что с тенью делать. Она повесила ее за окном,
что должно было означать: "Он, конечно, вернется за своей тенью. Давайте
поместим ее так, чтобы он мог ее взять, не напугав ребятишек".
Но, к сожалению, миссис Дарлинг не могла допустить, чтобы за окном
что-то болталось. Тень была так похожа на выстиранную тряпку, что пор- тила
респектабельный вид их фасада.
Ей очень хотелось немедленно показать тень мистеру Дарлингу. Он сидел,
склонившись над счетами, обвязав голову мокрым полотенцем для ясности

мыслей, и высчитывал возможность купить Майклу и Джону зимние пальтишки. Ей
было совестно отрывать его от важного дела. Кроме того, она заранее знала,
что он скажет:
-- Вот чем кончается, когда в няньки нанимают собаку.
Она решила аккуратненько свернуть тень и положить ее в ящик комода.
Пусть полежит, пока не подвернется удобный случай сообщить мужу
новость.
Увы! Случай подвернулся ровно через неделю, в ту незабываемую пятницу.
Да, несомненно. Это была пятница.
-- Мне надо было быть особенно осторожной в пятницу,-- говорила она
впоследствии мужу.
Он сидел рядом с ней, а Нэна сидела с другой стороны и держала ее руку.
-- Ах нет, нет,-- качал головой мистер Дарлинг.-- Я во всем виноват.
Я, Джордж Дарлинг, сотворил все это своими руками. "Меа кульпа, меа
кульпа",-- добавил он по-латыни, что значит "моя вина". Он получил в свое
время классическое образование.
Так они сидели по вечерам, вспоминая ту роковую пятницу, пока все, даже
самые мелкие подробности не проявились у них в головах, как это бывает с
переводными картинками.
-- Если б только я сообразила не принять приглашение от соседей из
дома 27! -- говорила миссис Дарлинг.
-- Если б только я не налил свое дурацкое лекарство в Нэнину мисочку!
"Если б только я догадалась сделать вид, что лекарство мне нравится",--
говорили собачьи глаза, полные слез.
-- Ах, это все мое пристрастие к званым обедам, Джордж!
-- Нет, дорогая, это все мое дурацкое чувство юмора.
"Нет, мое неумение не обращать внимания на пустяки, дорогие хозяева!"
А затем кто-нибудь из них или все трое разом плакали, и каждый думал
свое.
Нэна думала: "Конечно, нельзя было нанимать собаку в няньки", и миссис
Дарлинг промокала Нэнины слезы своим платком.
-- Этот негодяй! -- восклицал мистер Дарлинг, а Нэна вторила ему лаем.



Так они сидели рядышком в опустевшей детской, припоминая все
подробности этого ужасного вечера в пятницу...
Начался вечер совсем обыкновенно, безо всяких событий, как тысячи таких
же вечеров.
Нэна согрела воду, чтобы выкупать Майкла, посадила его к себе на спину
и потащила в ванную.
-- Не хочу я спать! -- вопил Майкл, хотя прекрасно понимал, что все
эти вопли не помогут.-- Не хочу, Нэна, еще рано ведь! Нэна, не буду тебя
больше любить, раз так! Не хочу я купаться, слышишь?
Потом в детскую вошла миссис Дарлинг в белом вечернем платье. Венди
очень любила, когда она надевала это платье. На ней были надеты ожерелье и
браслет. Браслет принадлежал Венди. Но пока она вырастет, миссис Дарлинг его
одалживала у Венди. А Венди очень любила давать свой браслет маме поносить.
Венди и Джон перед сном играли в "маму и папу" и разыгрывали тот
момент, когда родилась Венди.
Джон говорил:
-- Я счастлив сообщить вам, миссис Дарлинг, что вы теперь стали
матерью,-- таким тоном, как мог бы говорить сам мистер Дарлинг по такому
случаю.
А Венди изображала миссис Дарлинг. Она запрыгала от радости, как это
сделала бы сама настоящая миссис Дарлинг.
Потом так же разыграли рождение Джона, только еще торжественнее, потому
что родился мальчик.
В это время Нэна привезла Майкла из ванной, и Майкл заявил, что он тоже
хочет родиться. Но Джон довольно грубо сказал ему, что им больше детей не
нужно.
Майкл чуть не заплакал:
-- Никому я, выходит, не нужен.
Ясно, что леди в вечернем платье не выдержала такой несправедливости.
Она закричала:
-- Мне нужен, мне нужен третий ребенок.
-- Мальчик или девочка?
-- Мальчик,-- подтвердила миссис Дарлинг.
Тогда он прыгнул к ней на колени. Казалось бы, незначительное событие.
Но теперь они все его вспоминали, потому что это было в последний раз.
-- Как раз в этот момент я и ворвался как ураган, да? -- говорил

мистер Дарлинг, глубоко себя презирая.
И действительно, тогда он напоминал ураган.
Дело в том, что мистер Дарлинг тоже одевался к званому обеду, и все
было в порядке до тех пор, пока не дошло до галстука. Трудно, конечно,
поверить, но дело обстояло именно так. Этот человек, который знал все про
акции и проценты, не умел завязывать галстука! Правда, по временам галстук
сдавался без борьбы. Но иногда всем домашним казалось, что лучше бы уж
мистер Дарлинг проглотил свою гордость и пользовался готовым галстуком,
заранее завязанным на фабрике.
В тот вечер был как раз такой случай. Он влетел в детскую, держа в
руках измятый негодяйский галстук.
-- Что-нибудь случилось, папочка?
-- Случилось! Вот галстук -- так он не завязывается! Видишь ли, он
желает завязываться только на спинке кровати. Двадцать раз я пробовал, и
двадцать раз он завязывался. А вокруг шеи не желает. Отказывается!
Ему показалось, что миссис Дарлинг не поняла всей серьезности
положения, поэтому он продолжал:
-- Предупреждаю тебя, мамочка. Пока этот галстук не завяжется по-
человечески вокруг моей шеи, я из дома не выйду. А если я из дома не выйду,
то мы не попадем на званый обед. А если мы не придем на этот обед, мне лучше
не показываться на службе. А если я там не покажусь, то мы умрем с голоду, а
наши дети окажутся на улице.
Но даже после этой зажигательной речи миссис Дарлинг продолжала
сохранять спокойствие.
-- Дай я попробую завязать, милый.
Собственно, за этим он и шел в детскую.
Своими мягкими прохладными руками она завязала ему галстук, а дети
стояли и глядели на то, как решалась их судьба.
Другой бы мужчина, может быть, и возмутился бы тем, что она сумела
сделать это так легко. Другой, но не мистер Дарлинг. Он ведь был славным
человеком. Он поблагодарил ее кивком и через минуту уже скакал по детской с



Майклом на закорках...
-- Какую мы тогда устроили кучу малу!..-- вздохнула миссис Дарлинг.
-- В последний раз в жизни...-- простонал мистер Дарлинг.
-- Помнишь, Джордж, Майкл спросил меня: "Мамочка, а как ты узнала в
первый раз, что это именно я?"
-- Помню!
-- Они были такие милые, правда?
-- И они были наши. Наши! А теперь их у нас нет!..
Тогда куча мала рассыпалась с приходом Нэны. Мистер Дарлинг нечаянно
наскочил на Нэну и тут же обшерстил свои новые брюки. И не в том даже дело,
что брюки были новые. Это были первые в жизни брюки с шелковой тесьмой по
бокам! Конечно, миссис Дарлинг тут же почистила их щеткой, но мистер Дарлинг
опять завел разговор насчет того, что непра- вильно держать в няньках
собаку.
-- Джордж, Нэна просто сокровище!
-- Не сомневаюсь. Только мне иногда кажется, что она принимает детей
за щенят.
-- Да нет же, дорогой! Я уверена, что ты ошибаешься.
-- Не знаю,-- произнес мистер Дарлинг задумчиво.-- Не знаю.
Миссис Дарлинг показалось, что наступил подходящий момент расска- зать
ему про мальчишку. Сначала он не хотел и слушать, но потом заду- мался,
когда она показала ему тень.
-- Эта тень не напоминает мне ни одного из моих знакомых,-- сказал
он.-- Но мне кажется, что ее обладатель -- негодяй... Мы как раз об этом
говорили,-- вспоминал мистер Дарлинг,-- когда Нэна вошла с лекарством для
Майкла. Больше ты никогда не принесешь пузырек с лекарством, Нэна, и во всем
этом виноват только я один!
Он был, несомненно, мужественным человеком. Но тогда с этим лекарством
повел себя, прямо скажем, глупо. Если у мистера Дарлинга и были какие-то
слабости, то одна из них заключалась в том, что ему казалось, будто всю
жизнь он очень храбро принимал лекарства. Поэтому, когда Майкл начал
отпихивать ложку с микстурой, которую Нэна велела ему принять на ночь,
мистер Дарлинг сказал:
-- Будь мужчиной, Майкл.

-- Не хочу, не хочу! -- капризничал Майкл.
Миссис Дарлинг пошла за шоколадкой, чтоб дать ему заесть. Мистеру
Дарлингу это показалось баловством.
-- Майкл,-- сказал он строго,-- в твоем возрасте я принимал лекарства
без звука. Да еще говорил при этом: "Спасибо, дорогие родители, что вы так
обо мне заботитесь".
Он честно верил, что все так и было на самом деле. Венди тоже всему
верила. И поэтому она сказала, чтобы подбодрить Майкла:
-- Пап, то лекарство, которое ты иногда принимаешь, правда, против
ное?
-- Намного противнее того, что пьет Майкл. Я бы его принял сейчас,
чтоб дать тебе урок мужества, Майкл. Только пузырек куда-то потерялся.
Скажем, он не совсем чтобы потерялся. Просто как-то ночью мистер
Дарлинг залез на стул и поставил лекарство на самую верхнюю полку шкафа, за
шляпными картонками. Он и не догадывался, что Лиза обнару- жила склянку во
время уборки и вернула ее на полку в аптечный шкафчик.
-- Я знаю, где лекарство, папочка! -- воскликнула всегда готовая
услужить Венди.-- Я принесу.
И она умчалась раньше, чем он успел ее остановить. Настроение мистера
Дарлинга моментально испортилось.
-- Джон,-- сказал он, поеживаясь,-- если б ты знал, какая это гадость!
Густая, липкая, приторная гадость.
-- Ничего, пап, потерпи,-- подбодрил его Джон.
В этот момент в комнату влетела Венди. Она держала в руке стакан. В
стакане было лекарство.
-- Правда, я быстро? -- похвасталась она.
-- Очень,-- сказал мистер Дарлинг с иронией в голосе.-- Только пусть
Майкл пьет первый.
-- Нет уж, раньше ты,-- заявил подозрительный по натуре Майкл.
-- Меня может стошнить,-- сказал мистер Дарлинг с угрозой в голосе.
-- Давай, пап,-- скомандовал Джон.
-- Помолчи, Джон. Венди удивилась:
-- Я думала, ты его раз -- и проглотишь!
-- Не в этом дело. Дело в том, что у меня -- полстакана, а у Майкла
только чайная ложка.-- Он едва не плакал.-- Так несправедливо.
-- Папа, я жду,-- сказал Майкл ледяным тоном.
-- Я тоже.
-- Значит, ты трусишка.
-- Ты сам трусишка.
-- Я ничего не боюсь.
-- И я ничего не боюсь.
-- Тогда пей.
-- Сам пей.
Тут Венди осенило:
-- А вы -- не по очереди. Вы -- одновременно.
-- Хорошо,-- отозвался мистер Дарлинг.-- Ты готов, Майкл? Венди
сосчитала: раз, два, три, и Майкл проглотил микстуру, а мистер Дарлинг
спрятал стакан за спину.
Майкл завопил от возмущения, а Венди прошептала с укоризной:
-- Папа!
-- Что "папа"! Да перестань ты вопить, Майкл. Я хотел выпить. Я просто
промахнулся.
Нэна вышла из комнаты, поглядев на него с молчаливым укором. Как только
дверь за ней закрылась, мистер Дарлинг зашептал заговорщически:
-- Послушайте, я придумал отменную шутку. Я вылью лекарство Нэне в
мисочку. Оно белое, и она подумает, что это -- молоко. И выпьет.
Он так и сделал. Лекарство действительно походило на молоко -- оно было
густым и белым. Мистер Дарлинг засмеялся, но его никто не поддер- жал.
-- Вот смеху-то! -- сказал он.
Но все молчали и глядели на него неодобрительно. Нэна вернулась в
детскую, и он сказал ей притворно-ласковым голосом:
-- Нэна, собачка, не хочешь ли попить молочка?
Нэна вильнула хвостом, подбежала к своей миске и начала лакать. Потом
она поглядела на него сердито. Глаза ее стали влажными. Она оби- женно
уползла к себе в будку.
Мистеру Дарлингу было чудовищно стыдно за самого себя, но он не желал
сдаваться.
Вошла миссис Дарлинг. В комнате царило молчание. Она понюхала жидкость
в мисочке.
-- Ох, Джордж, да ведь это же твое лекарство!
-- Я пошутил! -- заорал он сердито.-- Никакой возможности вас всех
рассмешить! Как я ни стараюсь!
Миссис Дарлинг успокаивала мальчиков. Венди гладила Нэну.
-- Гладь, гладь, балуй ее, нежничай. Кто-нибудь приласкал бы меня хоть
раз в жизни. Да где там! Кто я для вас? Кормилец. Рабочий скот! Кому же надо
со мной нежничать!
-- Джордж,-- умоляла миссис Дарлинг,-- потише. Слуги могут услышать.
В доме всего-навсего была одна прислуга Лиза, маленькая, как лилипутик,
но они называли ее торжественно -- слуги.
-- Пусть слышат. Созови хоть весь свет. Но я не разрешу больше этой
собаке царить в нашей детской.
Дети ударились в рев, Нэна пыталась с ним помириться, но он отогнал ее
от себя. Он чувствовал себя настоящим мужчиной.
-- Нечего! Нечего! Твое место -- во дворе. И я тебя немедленно посажу
там на цепь.
-- Джордж, Джордж, прошу тебя, вспомни, что я тебе говорила о том
мальчишке.
Увы, он ничего не желал слушать. Он был полон намерения всем наконец
показать, кто в доме хозяин. Он приказал Нэне вылезти из будки, но она не
послушалась. Тогда он выманил ее всякими притворно- ласковыми словами и,
когда она вылезла, схватил ее и поволок вон из детской. Он ужасно себя
стыдился. И все равно не отступал. Когда он вернулся в дом, посадив Нэну на
цепь, он тер глаза кулаками и чуть не плакал.
Миссис Дарлинг сама уложила детей. В детской царила непривычная тишина.
Она зажгла ночники. Было слышно, как Нэна лаяла во дворе. Джон сказал:
-- Это оттого, что он ее сажает на цепь. Но Венди оказалась мудрее:
-- Нет. Она не так лает, когда расстраивается. Это другой лай. Так она
лает, когда чует опасность.
-- Опасность?
-- Ты так думаешь, Венди?
-- Точно.
Миссис Дарлинг вздрогнула и подошла к окну. Оно было надежно заперто.
Она выглянула в окно. Небо было густо наперчено звездами. Они все как-то
сгрудились над домом, точно хотели увидеть, что же здесь произойдет. Парочка
самых маленьких звездочек подмигнула ей, но она не заметила.
Правда, какой-то непонятный страх сжал ей сердце, и она воскликнула:
-- И зачем только мы приняли это приглашение!
Даже Майкл, который уже почти заснул, почувствовал, что она
взволнована. Он приоткрыл глаза и спросил:
-- Мам, с нами ничего не может случиться, раз у нас горят ночники?
-- Ничего, мое солнышко,-- успокоила она его.-- Они -- как будто
мамины глазки. Они будут вас охранять.
Она обошла все три кроватки и каждому сказала ласковые слова на
прощание.
Майкл обнял ее за шею:
-- Мамочка, как я тебя люблю!
Это были последние слова, которые она от него слышала. Теперь она
услышит его не скоро.
Дом 27 был недалеко от их дома. Но недавно выпал снег, и они шли
осторожно, чтобы не запачкать обувь. На улице уже никого не было. Только
звезды над головой.
Звезды вообще-то красивые. Но они не могут ни во что вмешиваться. Они
могут только смотреть. Кажется, это для них наказание за что-то. А за что,
ни одна звезда уже не в силах вспомнить. Сказать, что бы они уж очень любили
Питера,-- не скажешь. Он ведь проказник. И иногда дует на них, пытаясь
погасить. Но и они не прочь позабавиться, и поэтому в тот вечер они были на
стороне Питера и им очень хотелось, чтобы взрослые поскорее ушли. Так что,
когда дверь в доме 27 захлопнулась, в небе началось некоторое волнение, а
самая маленькая звездочка крикнула тоненьким голосом:
Питер, пора!
Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Сбросить