Пеппи длинныйчулок поселяется в вилле «курица» - v. Как пеппи лезет в дупло - сказка а. Линдгрен

Пеппи длинныйчулок поселяется в вилле «курица» - v. Как пеппи лезет в дупло - сказка а. Линдгрен

Все сказки мира. русские, английские сказки. Сказки на ночь. Заветные сказки. Скачать сказки бесплатно. Бесплатные сказки читать. сказки читать онлайн Народные английские сказки, детские сказки сказки Астрид Линдгрен Пеппи Длинныйчулок поселяется в вилле «Курица» - V. Как Пеппи лезет в дупло - сказка А. Линдгрен


Однажды в теплый и ясный день Пеппи, Томми и Анника грелись на солнышке. Пеппи взобралась на один из столбов калитки, Анника – на другой, а Томми примостился на самой калитке. Груша, росшая поблизости, тянула свои ветки прямо к калитке, и дети могли, не двигаясь с места, рвать мелкие золотисто красные груши. Они жевали грушу за грушей и выплевывали зернышки прямо на улицу.



Вилла «Курица» была расположена, как вы знаете, на самой окраине города, там, где улица переходила в шоссе. Жители городка любили ходить гулять в эту сторону – здесь были самые живописные места.
Итак, ребята безмятежно грелись на солнышке и ели груши, когда появилась незнакомая девчонка. Увидев ребят, сидящих на калитке, она остановилась и спросила:
– Скажите, мой папа здесь не проходил?
– А как он выглядит, твой папа? – поинтересовалась Пеппи. – У него голубые глаза?
– Да, – сказала девочка.
– Он среднего роста, не высокий и не низкий...
– Да, да... – подтвердила девочка.
– В черной шляпе и в черных ботинках...
– Да... да!
– Нет, мы его не видели! Девочка надулась и, ни слова не говоря, пошла дальше.
– Ой ты, подожди! – крикнула ей вслед Пеппи. – Он лысый?
– Нет, он не лысый.
– Тогда ему здорово повезло! – захохотала Пеппи и выплюнула зернышки.

Девочка двинулась было дальше, но Пеппи ее снова остановила:
– А уши у него, словно лопухи, свисают до плеч?
– Нет, – сказала девочка и обернулась. – А вы что, видели человека с такими ушами?
– Нет, не видели, таких людей не бывает. Во всяком случае, в нашей стране, – добавила Пеппи после паузы. – Вот в Китае – дело другое. Однажды в Шанхае я видела китайца с такими большими ушами, что они служили ему пелериной. Вот хлынет, бывало, ливень, китаец прикроется ушами – и порядок: ему тепло и сухо. А когда во время дождя он встречал друзей и знакомых, он и их прикрывал своими ушами. Так они сидели и пели свои грустные песни, пока дождь не проходил. Звали этого китайца Хай Шанг. Поглядели бы вы, как он по утрам мчался на работу. Он всегда прилетал буквально в последнюю минуту, потому что любил поспать. Он выбегал на улицу, расставлял свои огромные уши, ветер надувал их, словно паруса, и гнал Хай Шанга с невероятной скоростью...
Девочка, раскрыв рот, слушала Пеппи, а Томми и Анника даже перестали жевать груши.
– У Хай Шанга было столько детей, что он их и сосчитать не мог, – не унималась Пеппи. – Самого младшего звали Петер.
– Это китайского мальчика звали Петер? – усомнился Томми. – Не может быть!
– Вот и жена Хай Шанга так говорила. Китайского ребенка нельзя называть Петер, – твердила она своему мужу. Но Хай Шанг был невероятно упрям. Он хотел, чтобы его младшего сына звали Петер, и никак иначе. Он так разозлился, что сел в уголок, накрылся своими ушами и сидел там до тех пор, пока его бедная жена не уступила и не назвала мальчика Петером...
– Вот это да! – прошептала Анника.
– Петер был самым избалованным ребенком во всем Шанхае и так капризничал во время еды, что мать его приходила в отчаянье. Вы ведь знаете, что в Китае едят ласточкины гнезда. И вот как то раз мама наложила ему полную тарелку ласточкиных гнезд и кормила его с ложечки, приговаривая: «Ешь, Петерхен, это гнездышко мы съедим за папу!» Но Петер плотно сжимал губы и мотал головой. И когда Хай Шанг увидел, как его младший сын ест, он так рассвирепел, что приказал не давать Петеру ничего другого, пока он не съест этого гнездышка «за папу». А я вам уже говорила, что Хай Шанг умел настоять на своем. И вот это гнездо стали варить Петеру каждый божий день с мая по октябрь. Четырнадцатого июля мать попросила Хай Шанга дать Петеру две тефтельки. Но отец был неумолим.



– Все это глупости, – сказала вдруг чужая девочка.
– Вот именно, буквально эти слова и произнес Хай Шанг, – подтвердила Пеппи, нимало не смутившись. «Все это глупости, – сказал он, – мальчик может съесть это ласточкино гнездо, надо только сломить его упрямство». Но когда Петеру предлагали гнездо, он только сжимал губы.
– Как же этот мальчик жил, если он ничего не ел с мая по октябрь? – удивился Томми.
– А он и не жил. Он умер восемнадцатого октября – «из чистого упрямства», как сказал его отец. Девятнадцатого его похоронили. А двадцатого октября прилетела ласточка и снесла яйцо в то самое гнездо, которое все еще лежало на столе. Так что гнездо это пригодилось, и никакой беды не случилось, – радостно закончила Пеппи.
Затем она подозрительно посмотрела на девочку, которая в растерянности стояла на дороге.
– У тебя какой то странный вид, – сказала Пеппи. – Уж не думаешь ли ты, что я вру? А ну ка признавайся! – И Пеппи угрожающе подняла руку.
– Да нет, что ты... – испуганно ответила девочка. – Я вовсе не хочу сказать, что ты врешь, но...
– Значит, по твоему, я не вру... – перебила ее Пеппи, а ведь на самом то деле я вру, да еще как! Плету, что в голову взбредет. Неужели ты вправду думаешь, что мальчик может прожить без еды с мая по октябрь? Ну еще три четыре месяца куда ни шло, но с мая по октябрь – это уже глупости. И ты прекрасно понимаешь, что я вру. Так что же ты позволяешь вбивать себе в голову всякую белиберду?

Тут девочка быстро пошла по улице и ни разу не обернулась.
– До чего же люди доверчивы! – сказала Пеппи, обращаясь к Томми и Аннике. – Не есть с мая по октябрь! Подумать только, какая глупость!
И она крикнула вдогонку девочке:
– Нет, мы не видели твоего папы. За весь день мы не видели ни одного плешивого. А вот вчера мимо нас прошли семнадцать лысых... взявшись за руки!
Сад Пеппи и в самом деле был очень красив. Конечно, нельзя сказать, что за ним хорошо ухаживали, но его украшали прекрасные газоны, которые давно уже никто не подстригал, а старые розовые кусты гнулись под тяжестью белых, красных и чайных роз. Может, это были и не самые изысканные сорта роз, но пахли они превосходно. Там росли фруктовые деревья и, что самое ценное, несколько старых ветвистых дубов и вязов, на которые так легко взбираться.
А вот в саду у Томми и Анники с деревьями для лазания дело обстояло из рук вон скверно, да и к тому же мама всегда боялась, что дети упадут и разобьются. Поэтому им за свою жизнь так и не довелось полазить по деревьям. И вдруг Пеппи сказала:
– Давайте заберемся на этот дуб! Томми пришел от этой идеи в такой восторг, что тут же спрыгнул с калитки. Анника поначалу была несколько смущена предложением Пеппи, но когда увидела, что на дереве много сучков, за которые можно ухватиться, решила тоже попробовать. На высоте нескольких метров над землей ствол дуба раздваивался, образуя что то вроде шалаша. Вскоре вся троица уже сидела в этом шалаше, а над их головами дуб раскинул зеленой крышей свою могучую крону.
– Давайте здесь пить кофе! Я сейчас сбегаю на кухню.
Томми и Анника захлопали в ладоши и закричали: «Браво!» Через несколько минут Пеппи принесла дымящийся кофейник. Булочки она испекла еще накануне. Пеппи подошла к дубу и стала кидать вверх кофейные чашки. Томми и Анника попытались поймать их на лету. Но из трех чашек две ударились о ствол и разбились. Однако Пеппи ничуть не огорчилась, а тут же помчалась домой за другими чашками. Затем настала очередь булочек – они так и замелькали в воздухе, но тут уж опасаться было нечего. И в заключение на дерево вскарабкалась Пеппи с кофейником в руке. В одном кармане ее платья была бутылка со сливками, в другом – коробочка с сахаром.



Томми и Аннике казалось, что никогда еще они не пили такого вкусного кофе. Вообще кофе они пили очень редко, только в гостях. Но ведь теперь они и были в гостях. Анника неловко повернулась и пролила себе на платье немного кофе. Сперва ей было мокро и тепло, потом стало мокро и холодно, но она сказала, что это пустяки.
Когда кофе был допит, Пеппи, не слезая с дуба, стала швырять посуду на траву.
– Хочу проверить, – объяснила она, – из хорошего ли фарфора делают теперь чашки.
Каким то чудом уцелели одна чашка и все три блюдца. А у кофейника отбился только носик.
Пеппи тем временем захотелось забраться повыше на дуб.
– Смотрите, смотрите! – вдруг крикнула она. – В дереве то огромное дупло!
И в самом деле, в стволе дуба, чуть повыше того места, где они сидели, была огромная дыра, скрытая от них листвой.
– Я тоже сейчас туда залезу! – воскликнул Томми. – Ладно, Пеппи? Но ответа не последовало.
– Пеппи! Где же ты? – с тревогой спросил Томми.
И вдруг раздался голос Пеппи. Но не сверху, как ожидали ребята, а почему то снизу, и звучал он так гулко, словно доносился из подземелья.
– Я в дереве! Оно пустое до самой земли. А вот в эту дырочку я вижу кофейник на траве.
– А как же ты оттуда выберешься? – испугалась Анника.
– Я никогда отсюда не выберусь, – ответила из дупла Пеппи. – Я буду тут стоять, пока не стану пенсионеркой. А вы будете носить мне еду и спускать ее на веревке раз пять шесть в день, не больше...
Анника начала плакать.
– К чему эти слезы, к чему рыдания? – пропела вдруг Пеппи и добавила: – Лезьте сюда ко мне, мы будем играть в узников, которые чахнут в подземелье.
– Никуда я не полезу, – заорала Анника и для большей безопасности тут же спрыгнула с дерева.
– Эй, Анника, а я тебя вижу в дырочку... Не наступи на кофейник! Это заслуженный старый кофейник, который ничего плохого не сделал. Он не виноват, что у него нет носика!
Анника подошла вплотную к дереву и увидела в трещине коры кончик Пеппиного пальца. Это ее немного утешило, но все же она продолжала волноваться.
– Пеппи, а ты в самом деле не можешь выбраться? – спросила она.
Палец Пеппи исчез, и через минуту в отверстии дупла показалась ее смеющаяся физиономия.
– Ну, честно говоря, могу. Стоит только захотеть, – сказала Пеппи и, подтянувшись на руках, вылезла по пояс.
– Ой, раз так легко выбираться, то я тоже полезу! – крикнул Томми, все еще сидевший на дереве. – Залезу в дупло и тоже немного почахну.
– Знаете что, – сказала Пеппи, – давайте принесем сюда стремянку.
Она быстро выбралась из дупла и спрыгнула на землю. Дети побежали за стремянкой. Пеппи с трудом втащила ее на дуб и опустила в дупло.
Томми не терпелось туда забраться. Это оказалось не так то просто – отверстие дупла находилось высоко, под самой кроной. Но Томми мужественно полез вверх и потом исчез в темной дыре. Анника решила, что больше никогда не увидит своего брата. Она прильнула к трещине, стараясь разглядеть, что происходит внутри дупла.
– Анника! – донесся до нее голос Томми. Знаешь, как здесь здорово!.. Лезь в дупло! Это ни капельки не страшно...
Тут, внутри, лестница... Если заберешься сюда, то больше ни во что другое играть не захочешь.
– Ну да? Правда?
– Честное слово!
Анника снова полезла на дерево и с помощью Пеппи добралась до отверстия дупла, но, увидев, какая там темень, невольно отшатнулась. Пеппи, крепко схватив Аннику за руку, принялась ее успокаивать.
– Да ты не бойся, Анника, – раздался в дупле голос брата. – Если сорвешься, я тебя подхвачу.
Но Анника не упала, а вполне благополучно спустилась по лестнице к Томми. Через минуту рядом с ними оказалась и Пеппи.
– Ну разве тут не здорово! – воскликнул Томми.
Анника не могла не согласиться с братом. В дупле оказалось вовсе не так темно, как она думала. Сквозь трещины в коре туда проникал свет. Анника подошла к одной из таких щелей, чтобы проверить, виден ли отсюда кофейник.
– Теперь у нас есть настоящий тайник, – сказал Томми.
– Никто никогда не узнает, что мы здесь находимся. И если люди придут нас искать, мы сможем отсюда наблюдать за ними. Вот будет здорово!..
– А еще, – перебила его Пеппи, – мы возьмем длинный прутик, просунем его вот сюда и будем колотить всех, кто приблизится к дереву. И люди подумают, что в дубе живет привидение.
Это предложение им так понравилось, что все трое принялись скакать на месте и обнимать друг друга. Но тут раздались удары гонга: Томми и Аннику звали к обеду.
– Как жалко, – сказал Томми, – надо идти домой. Но завтра, как только мы вернемся из школы, мы залезем сюда.
– Ладно, – сказала Пеппи.
И они поднялись по лестнице. Сперва Пеппи, за ней Анника и последним Томми. А затем спрыгнули с дерева. Сперва Пеппи, за ней Анника и последним Томми.
Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Сбросить