Пеппи длинныйчулок собирается в путь - vii. Как пеппи устраивает прощальный пир - сказка а. Линдгрен

Пеппи длинныйчулок собирается в путь - vii. Как пеппи устраивает прощальный пир - сказка а. Линдгрен

Все сказки мира. русские, английские сказки. Сказки на ночь. Заветные сказки. Скачать сказки бесплатно. Бесплатные сказки читать. сказки читать онлайн Народные английские сказки, детские сказки сказки Астрид Линдгрен Пеппи Длинныйчулок собирается в путь - VII. Как Пеппи устраивает прощальный пир - сказка А. Линдгрен

Когда на следующее утро Томми и Анника вошли через кухонную дверь в виллу, они услышали чудовищный храп, разносившийся по всему дому. Капитан Длинныйчулок еще спал. Но Пеппи уже стояла посреди кухни и делала зарядку.
– Ну вот, теперь мое будущее обеспечено, – заявила она, прерывая очередное упражнение. – Теперь я наверняка буду негритянской принцессой. Полгода я буду принцессой, а полгода – морским волком: мы с папой на «Попрыгунье» избороздим все моря и океаны. Папа считает, что если очень усердно править на острове полгода, то другое полугодие подданные прекрасно обойдутся без короля. Вы ведь сами понимаете, что старому морскому волку необходимо время от времени постоять на капитанском мостике. Да и обо мне отец тоже должен подумать. Какая из меня получится морская разбойница, если я буду жить только во дворце? Папа говорит, что от такой жизни легко стать неженкой.



– Так ты насовсем отсюда уедешь? – робко спросил Томми.
– Нет, почему же? Вот когда стану пенсионеркой, обязательно опять здесь поселюсь, – возразила Пеппи. – Когда мне стукнет лет пятьдесят или там шестьдесят. Вот тогда мы с вами будем играть и веселиться, слышите!
Но ни Томми, ни Аннику это обещание не утешало.
– Подумать только – негритянская принцесса! – мечтательно проговорила Пеппи. – Нечасто девочки вдруг становятся негритянскими принцессами. О, какая я буду удивительная, какая нарядная! В ушах кольца, и в носу тоже огромное кольцо.

– А что на тебе будет надето?
– Ничего, ровным счетом ничего! Но ко мне будет приставлен специальный человек, который каждое утро будет мазать меня ваксой, так что я стану такой же черной и блестящей, как все негритята. Надо только не забывать выставлять себя каждый вечер за дверью хижины рядом с башмаками, тогда по утрам меня будут чистить вместе с ними.
Томми и Анника попытались представить себе, как будет выглядеть Пеппи, начищенная до блеска черной ваксой.
– Ты думаешь, черный цвет пойдет к твоим рыжим волосам? – с сомнением в голосе спросила Анника.
– Поживем – увидим! – беспечно ответила Пеппи. – А если не понравится, выкрашу волосы в зеленый цвет. – Пеппи все больше вдохновлялась. – Принцесса Пеппилотта! Какая жизнь! Какой блеск! Как я буду танцевать! Принцесса Пеппилотта танцует при свете костра под бой барабанов! Представляете себе, как будут греметь мои кольца в ушах и носу!
– А когда... Когда ты отправишься в путь? – спросил Томми дрогнувшим голосом.
– «Попрыгунья» снимется с якоря завтра утром, – сказала Пеппи.
Все трое довольно долго молчали. Как то вдруг оказалось, что им больше нечего сказать друг другу. В конце концов Пеппи заявила, перескакивая на новую тему:
– Но сегодня вечером я устраиваю прощальный пир. Прощальный пир – больше я вам ничего не скажу. Все, кто хочет со мной проститься, – милости просим!
Пеппи Длинныйчулок уезжает. Вечером она устраивает в своем домике прощальный пир и приглашает всех, кто хочет с ней проститься!
Эта весть в мгновение ока распространилась среди детворы городка. Многие ребята захотели проститься с Пеппи – тридцать четыре человека, а может быть, и больше. Томми и Анника получили от своей мамы разрешение вернуться домой, когда захотят, – мама сама понимала, что в этот день иначе и быть не может.



Томми и Анника никогда не забудут прощальный пир Пеппи. Вечер выдался на редкость теплый и тихий, такой, про который говорят: «Какой прекрасный летний вечер!»
Розы в саду пламенели в сумерках, воздух был напоен ароматом цветов, а деревья таинственно шелестели от каждого дуновения ветра. Все было бы так удивительно прекрасно, если бы не... Томми и Анника не хотели додумать этой мысли до конца.
Дети, отправляясь к Пеппи, прихватили свои дудки, и теперь они строем шли по дороге и весело дудели. Шествие возглавляли Томми и Анника. Когда они подошли к ступенькам террасы, дверь распахнулась и появилась Пеппи, глаза ее сияли, а лицо, покрытое веснушками, расплылось в веселой улыбке.
– Добро пожаловать в мое скромное жилище! – сказала она, гостеприимно приглашая всех войти.
Анника глядела на Пеппи так пристально, словно навсегда хотела запомнить ее облик. Никогда, никогда она не забудет, как Пеппи стояла в тот вечер на пороге своего домика – торчащие в стороны рыжие косички, веснушки, веселая улыбка и огромные черные туфли.
До ребят донеслась глухая барабанная дробь – на кухне сидел капитан Длинныйчулок, зажав между коленей негритянский барабан. Одет он был как и положено негритянскому королю. – Пеппи специально попросила его об этом, она ведь понимала, что всем ребятам очень захочется поглядеть на живого негритянского короля.
И верно, ребята тут же набились в кухню и обступили короля Эфроима со всех сторон и принялись его разглядывать. «Хорошо, что не пришло еще больше ребят, а то бы негде было поместиться», – подумала Анника, но в тот же миг в саду заиграла гармонь, и в дверях кухни появился весь экипаж «Попрыгуньи» во главе с Фридольфом – это он играл на гармони. Оказалось, что днем Пеппи успела сбегать в порт, встретиться со своими старыми друзьями и всех их пригласить на прощальный пир. Увидев Фридольфа, она кинулась ему на шею и так сильно обняла, что бедняга весь посинел. Тогда Пеппи выпустила его из объятий и закричала:

– Музыку! Музыку!
Фридольф заиграл на гармони, король Эфроим забил в свой барабан, а все дети дудели в свои ДУДКИ.
Дверь в чулан была приоткрыта, и там виднелась целая батарея бутылок с лимонадом. На большом кухонном столе стояло пятнадцать тортов со взбитыми сливками, а на плите кипел котел, полный колбасами.
Король Эфроим первый схватил кусок колбасы. Это послужило сигналом для всех, ребята последовали его примеру, и вскоре все звуки на кухне заглушило дружное чавканье. Потом каждый получил столько кусков торта и столько лимонада, сколько хотел. В кухне было очень тесно, и общество вскоре разбрелось: кто на террасу, кто в сад.
Когда все наелись до отвала, Томми предложил во что нибудь поиграть. Например, в «Зеркало Джона». Пеппи не знала, как в это играют, но Томми объяснил ей, что кто нибудь должен быть Джоном и что нибудь делать, а остальные – повторять за Джоном все его движения.
– Прекрасно, – сказала Пеппи, – совсем не глупая игра. Я буду водить.
Став Джоном, она прежде всего полезла на крышу сарая. Для этого надо было сперва забраться на забор сада, а оттуда можно было на животе переползти на крышу. Пеппи, Томми и Анника столько раз это проделывали, что для них это не составляло никакого труда, но для других ребят это показалось очень трудным. Зато матросы с «Попрыгуньи», привыкшие лазить на мачты, с легкостью справились с этой задачей. А вот капитан их был настолько толст, что для него это было делом нелегким. А кроме того, мочало набедренной повязки за все цеплялось. Все же он забрался на крышу сарая, но, правда, долго после этого не мог отдышаться.
– Эту набедренную повязку я окончательно загубил, – сказал мрачно капитан Длинныйчулок.
С крыши сарая Пеппи спрыгнула на землю. Многие ребята, особенно те, кто был поменьше, конечно, не решились этого сделать, но Фридольф помог им спуститься – он был очень добрый. Потом Пеппи шесть раз перекувырнулась на траве, и все принялись кувыркаться, но капитан сказал:



– Тебе придется, дочка, подтолкнуть меня сзади, иначе мне не перекувырнуться.
Так Пеппи и сделала. Но она не рассчитала своих сил и так толкнула своего папу, что он покатился кубарем и никак не мог остановиться: вместо шести раз он перекувырнулся четырнадцать раз!
Затем Пеппи помчалась к дому, взлетела по ступенькам на террасу, тут же вылезла назад через окно, затем на животе проползла к стремянке, которая была прислонена к стене. По стремянке она ловко взобралась на крышу, пробежала по ее гребешку, спрыгнула на трубу, поджала ногу и закукарекала как заправский петух, а потом перепрыгнула на дерево, которое росло перед домом, опустилась по стволу на землю, побежала в дровяной сарай, схватила топор, вырубила в стене доску, пролезла сквозь эту узкую щель в сад, вскочила на забор, с трудом удерживая равновесие, прошла по нему метров пятьдесят, взобралась на дуб и на самой его верхушке уселась отдыхать.
На дороге перед домиком Пеппи собралась большая толпа любопытных. Эти люди потом всем рассказывали, что видели негритянского короля, который, стоя на одной ноге на трубе, громко кричал «кукареку», но им, конечно, никто не поверил.
Когда капитан Длинныйчулок пролезал в щель в стене сарая, случилось то, что не могло не случиться: он застрял и не мог двинуться ни вперед, ни назад. Все дети бросили игру и собрались у сарая, чтобы поглядеть, как Фридольф вытаскивает капитана из стены.
– Жалко, это была очень веселая игра, – с довольным видом сказал капитан, когда ему, наконец, удалось высвободиться. – А чем мы теперь займемся?
– А ну, капитан, – сказал Фридольф. – померьтесь силой с Пеппи, нам так хотелось бы на это поглядеть.
– Отличная мысль! – воскликнул капитан. – Но вот беда – моя дочь становится сильнее меня. Томми стоял возле Пеппи.
– Пеппи, – шепнул он, – когда ты была Джоном, я очень боялся, что ты полезешь в дупло нашего дуба. Я не хочу, чтобы кто нибудь знал про наш тайник, даже если никогда больше не придется туда лазать.
– Нет, что ты, это будет наш секрет! – успокоила его Пеппи.
Отец Пеппи взял железный лом и согнул его пополам, словно он был из воска. Пеппи взяла другой лом и проделала то же самое.
– Такими вещами, папа, я забавлялась, когда лежала еще в колыбели, – сказала она. – чтобы хоть как нибудь скоротать время.
Тогда капитан снял с петель кухонную дверь и положил ее на землю. Фридольф и семь других матросов встали на дверь, а капитан поднял ее и десять раз пронес вокруг лужайки.
Тем временем уже совсем стемнело, и Пеппи зажгла несколько факелов – волшебным дрожащим светом озарили они все вокруг.
– Теперь я! – крикнула Пеппи, когда отец опустил дверь с матросами на землю.
Пеппи поставила на дверь лошадь, усадила Фридольфа и еще трех матросов, они взяли к себе на колени по двое детей каждый, причем Фридольф выбрал Томми и Аннику. Когда все заняли свои места, Пеппи легко подняла дверь и пробежала с ней вокруг лужайки двадцать пять раз. Это зрелище при свете факелов было совершенно необычайным.
– Да, дочь моя, – сказал капитан, – ты действительно сильнее меня.
Все сели на лужайку, Фридольф заиграл на гармони, а матросы стали петь свои прекрасные песни. Потом дети танцевали под музыку, и Пеппи, схватив два факела, танцевала азартнее всех.
Праздник кончился фейерверком. Пеппи стреляла из ракетницы, по небу рассыпались огни, и получались удивительные фигура всех цветов радуги. Гремели выстрелы ракетницы, трещали разрывающиеся ракеты. Анника сидела на террасе и глядела на небо, озаренное пестрыми вспышками – это было очень интересно и красиво. Роз она в темноте различить не могла, но ночной воздух был насыщен их благоуханием. Все было очень хорошо, даже просто волшебно, если бы... если бы не... Аннике казалось, что какая то ледяная рука схватила ее за сердце. Что будет завтра? И все каникулы? И вообще всегда? В вилле «Курица» больше не будет Пеппи, и господина Нильсона тоже не будет, и на террасе не будет стоять лошадь. Они не будут ездить верхом, не будут ходить с Пеппи на экскурсии, не будут вместе проводить вечера на кухне, не будут лазить на дуб, на котором растут бутылки лимонада. Впрочем, дуб, конечно, останется, но Анника смутно понимала, что с отъездом Пеппи там перестанут расти бутылки лимонада. Что они с Томми будут завтра делать? Играть в крокет? Каждый день играть в крокет? Анника горько вздохнула.
Пир был окончен. Все дети, поблагодарив хозяйку, попрощались и разошлись. Капитан Длинныйчулок отправился со своими матросами на «Попрыгунью». Он считал, что и Пеппи должна пойти с ним. Но Пеппи сказала, что хочет провести эту последнюю ночь в своем домике.
– Завтра ровно в десять утра мы поднимем якорь, смотри не опаздывай! – крикнул капитан уже с дороги.
И вот Пеппи, Томми и Анника остались одни. Они сели на ступеньки терраске и долго молчали.
– Вы можете приходить сюда и играть здесь, – прервала наконец молчание Пеппи. – Я повешу ключ на гвоздь за дверью. Вы можете брать все, что лежит в ящиках моего секретера. И я поставлю стремянку к дубу, чтобы вы могли и без меня на него взбираться. Боюсь, правда, что бутылки лимонада на нем расти не будут – год выдался неурожайный.
– Нет, Пеппи, – серьезно сказал Томми, – мы никогда больше сюда не придем.
– Никогда, никогда, – подхватила Анника и подумала, как тяжело ей будет проходить мимо домика Пеппи. Вилла «Курица» без Пеппи – это и представить себе было невозможно, и снова Анника почувствовала, что ее сердце сжимает холодная рука.
Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Сбросить