Когда-то, давным-давно - глава 1 короля евралии осаждают незваные гости - сказка а. Милн

Когда-то, давным-давно - глава 1 короля евралии осаждают незваные гости - сказка а. Милн

Все сказки мира. русские, английские сказки. Сказки на ночь. Заветные сказки. Скачать сказки бесплатно. Бесплатные сказки читать. сказки читать онлайн Народные английские сказки, детские сказки сказки - Алан Александр Милн Когда-то, давным-давно - Глава 1 Короля Евралии осаждают незваные гости- сказка А. Милн


Король Евралии Веселунг завтракал на свежем воздухе - на башне своего замка. Он снял золотую крышку с золотого блюда, выбрал форель и аккуратно переправил ее на золотую тарелку. Сам-то он был человеком непритязательным, но если у вас имеется тетушка, которая совсем недавно научилась превращать все, к чему она ни прикоснется, в золото, было бы жестоко не позволять ей время от времени слегка попрактиковаться. В те давние годы еще не придумали столь невинных занятий, как выпиливание лобзиком.



- А-а, - воскликнул король, - вот и ты, моя радость! - Он протянул руку за салфеткой, но принцесса уже успела легко коснуться губами макушки отца и усаживалась за стол напротив него.
- Доброе утро, отец. Я, наверное, немного опоздала? Ездила верхом в лесу.
- Как насчет приключений? - небрежно осведомился король.
- Ничего особенного, если, конечно, не считать приключением такое замечательное утро.
- Да-а, страна нынче уж не та. Вот во времена моей юности... В лес просто войти нельзя было - что ни шаг, то приключение. Каких только чудес там не водилось! Великаны, карлики, ведьмы... - Он помолчал и прибавил задумчиво: - В лесу я впервые увидел твою мать...
- Жалко, что я совсем не помню мамы, - сказала Гиацинта.
Король поперхнулся и встревоженно взглянул на дочь.

- Уж семнадцать лет, как она умерла. Тебе, Гиацинта, было тогда всего шесть месяцев. Знаешь, в последнее время мне часто приходит в голову, что я совершил ошибку, лишив тебя материнской ласки.
- Но, дорогой, ты же не виноват, что мама умерла!
- Нет, нет, я не о том... Королеву похитил дракон... Но, подумай, ведь я, - и он смущенно опустил глаза, - я мог бы жениться снова.
Принцесса удивилась.
- На ком?
Веселунг сосредоточенно изучал дно своего кубка.
- Ну, - наконец выдавил он из себя, - бывают же люди...
- Пожалуй, если бы ты тогда встретил кого-нибудь очень милого, - неуверенно произнесла принцесса, - это было бы неплохо.
Король с серьезным видом разглядывал рисунок на кубке, словно видел его в первый раз в жизни.
- Но почему "тогда"? Гиацинта удивилась еще больше.
- Ведь я уже выросла и теперь не так нуждаюсь в материнской ласке.
Веселунг перевернул кубок и посмотрел на него снизу.
- Нежная... ээ... рука матери... ээ... никогда...
И тут произошло нечто поразительное.

Всему виной был подарок, полученный королем Бародии в день рождения и представлявший из себя не что иное, как пару семимильных башмаков. Будучи человеком, обремененным делами, король долго не находил свободного времени, чтобы испытать обновку. Но за столом он говорил только о своих башмаках и каждый вечер, перед отходом ко сну, собственноручно начищал их до блеска. Когда наконец великий день настал, он снисходительно выслушал озабоченные напутствия жены и прочих членов королевского семейства, сделал вид, что не замечает множества любопытных носов, прижатых ко всем оконным стеклам верхних этажей дворца, и торжественно отчалил.
Как вам, возможно, известно, ощущение полета лишь поначалу немного пугает - потом, когда привыкаешь, оно становится захватывающим и часто заставляет человека терять голову. Вот и король Бародии уже успел преодолеть более двух тысяч миль, прежде чем спохватился, что так недолго и заблудиться. Его опасения полностью подтвердились, и остаток дня он провел, порхая туда-сюда по всей стране. Лишь по чистейшей случайности поздним вечером донельзя разъяренный король пулей влетел в чердачное окно дворца. Он осторожно снял башмаки и на цыпочках прокрался в спальню.



Разумеется, это приключение послужило ему хорошим уроком. Он решил, что в дальнейшем станет перемещаться лишь по строго определенному маршруту, плавно перелетая от одной вехи к другой.
Придворные географы получили задание разметить удобную трассу для королевского моциона длиной примерно в триста миль (десять раз туда и обратно перед завтраком). Король назначил себе недельный перерыв для восстановления физических и душевных сил, а потом приступил к ежеутренним упражнениям.
Королевство Евралия примыкало к Бародии, но, в отличие от равнинной Бародии, Евралия была страной холмов. Поэтому вполне понятно, что в поисках естественных вех географы обратили взоры к Евралии, и именно над Евралией в тот самый час, когда наступало время завтрака в хижинах, равно как и во дворцах, взмывал в поднебесье король Бародии - взмывал и опускался, снова взмывал и снова опускался.

- Нежная... ээ... рука матери... - сказал король Евралии Веселунг, - ээ... никогда... Боже мой, что это?!
Какой-то предмет со свистом пронесся над его головой, заслонив на мгновение солнце. И снова все стало, как прежде.
- Что это было? - спросила слегка испуганная Гиацинта.
- Совершенно невероятно! Я успел заметить только что-то вроде рыжих бакенбардов и гигантских башмаков. Кто бы это мог быть?
- У короля Бародии, - ответила Гиацинта, - рыжие бакенбарды, а какие у него башмаки, я не знаю.
- Но что ему делать там, наверху? Если только не...
Снова что-то рассекло воздух, но в противоположном направлении, снова померкло солнце, и на этот раз можно было совершенно явственно различить стремительно удаляющуюся спину короля Бародии.
Веселунг с подчеркнутым достоинством поднялся из-за стола.

- Ты совершенно права, Гиацинта, - проговорил он сурово, - это действительно король Бародии.
Принцесса не на шутку встревожилась.
- Мне кажется, он не должен позволять себе носиться над головой с такой скоростью, когда люди завтракают. Как ты думаешь?
- Отвратительные манеры, дорогая. Мне необходимо удалиться и составить Ноту протеста. Не можем же мы оставить безнаказанным столь вопиющее нарушение элементарных правил приличия!
Приняв самый грозный вид, какой только могло изобразить его добродушное от природы лицо, и немного сомневаясь, к месту ли вставил "элементарных", король спустился в библиотеку.
Библиотека была его любимым местом в замке. Здесь по утрам он обсуждал государственные дела со своим Первым Советником или принимал знатных чужестранцев, завернувших в Евралию в поисках приключений. Здесь же в послеобеденные часы, вооружившись томом "Бесед с Мудрецом" или другим увесистым фолиантом, он предавался размышлениям. В последнее время ему было над чем поразмыслить, и основным предметом его раздумий как раз и являлись знатные чужестранцы, ибо он уже отправил по крайней мере семерых иностранных принцев совершать разного рода подвиги, пообещав в награду руку принцессы и полкоролевства. Неудивительно, что ему частенько приходилось сокрушаться о том, что дочь лишена "руководящей материнской руки".
Ноте протеста, как видно, не суждено было появиться на свет. Король даже не решил еще, какое из двух перьев наиболее пригодно для такого важного дела, как двери распахнулись и прозвучало роковое имя графини Бельвейн.
Графиня Бельвейн! Где найти слова, чтобы описать эту поразительную, непостижимую, ужасную и восхитительную женщину?! Непомерное честолюбие и неразборчивость в средствах достижения цели сочетались в ее натуре с прекрасными душевными качествами, находящими выражение в пристрастии к ведению дневника и искренней любви к лирической поэзии. В нашей истории именно она играет роль злодейки, и в этом я согласен с именитым историком Роджером Кривоногом, который разносит ее в пух и прах в своей "Евралии в прошлом и настоящем". Но менее всего на свете мне хотелось бы отказывать этой женщине во многих выдающихся достоинствах.



Нынешнее утро графиня посвятила сочинительству и потому была в зеленом. Она всегда надевала зеленое, когда ей являлась Муза: похвальная привычка, которую я советовал бы перенять современным поэтам - как для привлечения вдохновения, так и для уведомления окружающих. Под мышкой она несла огромных размеров Дневник, а в голове - несколько вариантов изложения мыслей, посетивших ее по дороге во дворец.
- Доброе утро, графиня! - приветствовал ее Веселунг, с явным облегчением отрываясь от задачи выбора пера. - Какой ранний визит...
- Надеюсь, вы ничего не имеете против, ваше величество, - ответила графиня с ноткой озабоченности в голосе. - В нашей вчерашней беседе был пункт, относительно которого у меня вдруг возникли некоторые сомнения.
- А о чем мы вчера беседовали?
- О, ваше величество! О положении дел, разумеется.
- И она бросила на него один из тех невинных и в то же время дерзких и обольстительных взглядов, которые производили на короля совершенно неотразимое впечатление (и на любого другого тоже, смею вас уверить). Король смущенно улыбнулся.
- Да, да, конечно, положение дел...
- Я даже сделала запись об этом в своем Дневнике. - Она положила на стол огромную тетрадь, и страницы легко зашелестели под ее пальцами. - Вот здесь... "Среда. Его величество оказал мне честь, спросив совета относительно будущего принцессы Гиацинты. Остался к чаю и был совершенно..." Никак не могу разобрать слово...
- Позвольте мне, - вмешался король, склоняясь над Дневником. Его обычно румяное лицо стало совсем пунцовым. - Похоже на "очарователен". - Он постарался произнести это как можно более небрежным тоном.
- Неужели? Неужели я именно так и написала? Видите ли, я обычно пишу все, что мне приходит в голову, прямо сразу, не задумываясь. - Она проделала ручкой движение, подобающее человеку, который записывает все, что ему приходит в голову, не задумываясь, и вернулась к Дневнику. - "Остался к чаю и был совершенно очарователен. Потом размышляла о бренности жизни". - Она подняла широко открытые глаза и устремила на короля задумчивый взгляд. - Я часто предаюсь размышлениям в одиночестве... http://anstars.ru
Веселунг никак не мог оторваться от Дневника.
- А у вас еще есть такие записи, как... как эта, последняя? Можно посмотреть?
- О, ваше величество, боюсь, там слишком много глубоко личного. - И она поспешно захлопнула тетрадь.
- Мне показалось, я видел какие-то стихи...
- Да, небольшая ода к любимой канарейке. Вряд ли это будет интересно вашему величеству.
- Я обожаю поэзию! - гордо изрек король.
Он и сам однажды сочинил двустишие, которое можно было читать как с начала до конца, так и наоборот. Считалось даже, что во втором варианте оно обладает некоторыми магическими свойствами. Как утверждает Роджер Кривоног, это произведение стало чрезвычайно популярно в Евралии, а звучало оно так:

Бо, бо, бил, бол.
Во, во, вил, вол.


Оригинальная идея, выраженная с завидным лаконизмом.
Графиня, конечно, просто кокетничала - на самом деле ей очень хотелось прочесть свое стихотворение.
- Это простая безделица, - скромно молвила она, а потом продекламировала:

Привет тебе, оранжевая пташка!
В росистых кущах, на кустах цветущих
Ты трепетное сердце изливаешь
В прекрасных звуках, в небеса плывущих.
И в упоении внимающий пернатому поэту,
Пернатый хор подхватывает песню эту.


- Прелестно! - с искренним восхищением воскликнул король, и с ним нельзя не согласиться.
Много лет спустя другой поэт по имени Шелли воспользовался той же идеей, но облек ее в гораздо более вычурную и, по моему мнению, менее совершенную форму.
- Скажите, а эта птичка настоящая или вымышленная? - спросил Веселунг.
- Моя любимица.
- Ей понравилось?
- Увы, ваше величество! Ее постигла внезапная кончина, и она не успела...
- Бедняжка! Я уверен, она была бы в восторге.
Тем временем Гиацинта, не ведая о столь реальной близости "нежной руки матери", пыталась завершить завтрак, но это оказалось нелегким делом. В конце концов, чрезвычайно утомительно то и дело отрываться от тарелки и наблюдать в небе монарха соседней державы, который летит то в одну, то в другую сторону. Король Бародии проделал это еще восемнадцать раз, и принцесса отправилась к отцу, все еще чувствуя легкое головокружение. Она нашла короля в библиотеке - он сидел в полном одиночестве, с глупой улыбкой на лице. Никаких следов Ноты на письменном столе Гиацинта не обнаружила.
- Ты уже отправил Ноту?
- Ноту? - в изумлении повторил Веселунг, все еще находившийся под впечатлением знаменательной записи в Дневнике графини. - Какую Ноту? Ах, ты имеешь в виду Ноту протеста королю Бародии... Я как раз сейчас ее обдумываю. Должная решительность в сочетании с изысканной вежливостью - это, знаешь ли, требует определенных усилий.
- По-моему, на этот раз можно обойтись без изысканной вежливости, - возразила Гиацинта. - После того как ты ушел, он пронесся еще восемнадцать раз.
- Восемнадцать... восемнадцать... восем... Да это просто неслыханно!
- У меня такое впечатление, будто к завтраку явилось слишком много гостей, и притом незваных.
- Подобное поведение нельзя расценивать иначе как намеренное оскорбление. Никаких Нот! Мы поговорим с ним на его собственном языке!
И король вызвал к себе капитана королевских лучников.
Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Сбросить