Когда-то, давным-давно - глава 4 принцесса гиацинта полагается на графиню - сказка а. Милн

Когда-то, давным-давно - глава 4 принцесса гиацинта полагается на графиню - сказка а. Милн

Все сказки мира. русские, английские сказки. Сказки на ночь. Заветные сказки. Скачать сказки бесплатно. Бесплатные сказки читать. сказки читать онлайн Народные английские сказки, детские сказки сказки - Алан Александр Милн Когда-то, давным-давно - Глава 4 Принцесса Гиацинта полагается на графиню- сказка А. Милн


Настало время представить вам Виггз, и я сразу оказываюсь в затруднительном положении.
Каково было положение Виггз при дворе?
Ответить на этот вопрос не так-то просто. Дело в том, что мне приходится складывать всю историю из отдельных кусков, рассказанных другими, как головоломку, и заполнять пробелы, полагаясь на собственное представление о логике поведения того или иного персонажа. Для начала я хотел бы познакомить вас с первоисточниками.



Первый и главнейший из них - это, конечно, Роджер Кривоног. Его монументальный труд "Евралия в прошлом и настоящем" в семнадцати томах громоздится на моем письменном столе. Я наткнулся на них (разумеется, в переносном смысле) совершенно случайно, возвращаясь в Лондон со стороны Нью-Барнета. Я имею в виду один маленький магазинчик около... забыл, как называется это место, но это третья по счету книжная лавка по левой стороне улицы. Именно этому труду я следовал в изложении основных линий и уже говорил о том, насколько высоко ценю сие произведение.
Во-вторых, существует некоторое количество легенд и баллад, поведанных мне моей тетушкой, одной из представительниц корнуэльских Малоносов. Она утверждает, что является прямым потомком Генри Малоноса, чей удачный выстрел и породил к жизни цепь событий, которые я пытаюсь изложить. Безусловно, мне не придет в голову подвергать сомнению слова дамы, к тому же она, действительно, всегда говорит о Генри Малоносе с той смесью гордости и фамильярности, с какой обычно говорят о знаменитых предках или родственниках. Во всем, что не касается Генри, ее слова заслуживают полного доверия, тем более что, в основных чертах, эти рассказы подтверждаются Роджером. Именно она описала графиню Бельвейн с необыкновенной яркостью и дала истинную оценку ее характера, отсутствующую в других источниках. Но ее отношение к Генри Малоносу просто нелепо. Дай ей волю, и он станет главным и единственным героем всей истории. Это вызывает у меня и у Роджера снисходительную усмешку: мы отдаем должное Генри за его блестящий выстрел, но и только.

И в-третьих, сама Бельвейн. Женщины, подобные ей, не умирают. Не далее как в прошлом году мне довелось встретить ее - или ее воплощение - в одном загородном имении в Шропшире. Не помню, каким именем она себя назвала, но это была она. Я узнал ее тотчас - время покатилось вспять, и вот мы уже в милой Евралии. "Остался к чаю и был совершенно очарователен..." Интересно, сказала бы она то же самое обо мне? Однако я, кажется, становлюсь сентиментальным - почти как наш дорогой Роджер.
Проконсультировавшись с этими источниками, я вновь задаю себе вопрос: кто же такая была Виггз?
Роджер говорит о ней как об одной из приближенных принцессы. Мы знаем, что Гиацинте было семнадцать лет. В таком случае, Виггз должно быть столько же - девушка на выданье - или, возможно, чуть старше. Почему бы и нет, спросите вы? Действительно - леди Виггз, фрейлина ее высочества, восемнадцати с небольшим, высокая и статная... Поскольку именно она разрушила коварные планы графини, пусть и будет ей под стать.
Да, конечно, но вы никогда бы так не подумали, если бы послушали мою тетушку. К тому же, если бы вам выпало счастье лицезреть Бельвейн, то вы сразу же поняли бы: ни одна взрослая женщина не могла ей противостоять.
Виггз была ребенком - я чувствую это всем сердцем. В легендах и балладах моей тетушки она предстает перед нами девочкой, как Алиса в сказочной стране. Что бы там ни писал Роджер, в моем рассказе она будет ребенком.



Между прочим, у Роджера концы с концами не сходятся. Например, он упоминает о том, что Виггз вытирает пыль с трона. Попробуйте-ка представить себе придворную даму, которой в прошлом феврале исполнилось восемнадцать, с тряпкой или метелкой в руках! Несколько раз он заставляет ее выполнять приказания графини - это тоже настораживает. Никогда фрейлина не стала бы повиноваться никому, кроме своей госпожи.
Итак, Виггз - девочка. Маленькая подруга Гиацинты, готовая на все для того, кто любит (или делает вид, что любит) ее покровительницу.

Король Евралии Веселунг отправился на войну. Он ехал во главе внушительного войска с заколдованным мечом на левом боку (плащ-невидимка был пока приторочен к седлу, чтобы отсутствие королевской тени не пугало боевого коня). Гиацинта провожала его у ворот замка. Пять раз он возвращался, чтобы дать ей последние наставления, а шестой - за мечом, но теперь он действительно уехал, и Гиацинта сидела на любимом месте на башне замка вместе с Виггз.
- Никогда не думала, что провожать отцов на войну - такое утомительное занятие, - сказала Гиацинта.
- Я очень надеюсь, что с ним ничего не случится. Послушай, Виггз - хотя об этом, я думаю, лучше не говорить вслух и хотя он только что уехал - но, наверное, это очень приятно - быть королевой, правда?
- Это должно быть просто чудесно! - ответила Виггз, глядя на принцессу широко открытыми глазами. - А вы теперь можете делать все, что хотите?
Гиацинта кивнула:
- Я всегда делала все, что мне хотелось, а теперь я могу это делать.
- А вы можете отрубить кому-нибудь голову?
- Запросто!
- По-моему, это очень противно - отрубать головы.
- И мне так кажется, - улыбнулась Гиацинта. - Поэтому давай пока не станем этого делать - пока не привыкнем как следует.

Виггз не сводила с принцессы восторженных глаз.
- Кто сильнее, - спросила она, - вы или фея?
- Я так и знала, что ты задашь какой-нибудь ужасный вопрос, - сказала Гиацинта, делая вид, что сердится. Потом она оглянулась по сторонам и шепнула Виггз на ухо: - Я!
- О-о! - воскликнула Виггз. - Неужели правда?!
- Конечно, правда. Ты слыхала когда-нибудь историю об отце и фее?
- О его величестве?
- Да, о его величестве короле Евралии. Это случилось однажды в лесу, вскоре после того, как он стал королем... А вы знаете эту историю? Думаю, нет. Это случилось вскоре после того, как Веселунг взошел на престол. Он так этим гордился, что повсюду расхаживал и повторял вслух: "Я король. Я король. Я король". А иногда: "Король - это я. Король - это я!" Однажды он гулял в лесу, и его случайно услышала фея. Она явилась ему и сказала:
- Значит, ты - король?
- Я король, - ответил Веселунг, - я король, я ко....
- А все-таки, - перебила его фея, - что такое, в сущности говоря, король?
Веселунг гордо заявил:
- Король - это очень могущественное существо!
- А если я превращу тебя в овечку? Что тогда?
Король на минуту задумался.
- Пожалуй, я бы не отказался побывать овечкой.
Фея взмахнула рукой.
- Вот и будь ею! До тех пор, пока не признаешь, что фея могущественнее, чем король.
И он в мгновение ока превратился в овечку.
- Ну? - сказала фея.
- Ну? - сказал король.
- Так кто же могущественнее - король или фея?
- Король, - ответил Веселунг, - и, вдобавок, гораздо шерстистее.
Наступило молчание. Король начал пощипывать травку.
- Я не слишком высокого мнения о феях, - пробормотал он с набитым ртом. - Мне кажется, они не очень-то могущественны...
Фея сердито взглянула на овечку.
- Они не могут заставить говорить то, что не хочешь, - пояснил король.
Фея топнула ногой.
- Стань жабой! - воскликнула она. - Мерзкой, бородавчатой, ползучей жабой!



- Я всю жизнь мечтал, - начал Веселунг, - стать жабой, - договорил он откуда-то снизу.
- Ну как? - спросила фея.
- Я не очень-то высокого мнения о феях. Не так уж они и могущественны...
Он ждал, что фея на него посмотрит, но она сделала вид, будто думает о чем-то другом. Немного помолчав, жаба добавила:
- Они не могут заставить говорить то, что не хочешь.
Фея пришла в еще большую ярость, снова топнула ногой и приказала:
- Будь нем! И оставайся немым на веки вечные!
В лесу было совсем тихо. Фея посмотрела сквозь ажурные кроны деревьев на голубое небо, на королевский замок, видневшийся в просвете между могучими стволами, на гладкий булыжник справа, на поросшую мхом кочку слева... но она не станет, ни за что не станет смотреть под ноги...
Нет, она не станет...
Ни за что...
И все же...
Это было выше ее сил. Она не удержалась и взглянула на мерзкую, бородавчатую, ползучую жабу, сидевшую у ее ног, - немую жабу, которая еще совсем недавно была королем.
И, поймав ее взгляд, жаба - подмигнула!
Подмигивать можно по-разному. Фея сразу поняла, что в данном случае это означало: "Я не слишком высокого мнения о феях. Не очень-то они могущественны. Не могут заставить произнести то, что не хочешь".
Фея с отвращением и досадой взмахнула рукой.
- О, стань снова королем... - и она исчезла.
Вот это и есть история о том, как король Евралии повстречался с феей. У Роджера она изложена неплохо - разумеется, не так хорошо, как у меня, - но он нагружает ее моралью. Если хотите, мораль можете придумать сами, потому что я такими вещами не занимаюсь.
Виггз тоже не особенно интересовалась моралью. Упершись локтями в коленки и положив подбородок на кисти рук, она мечтательно смотрела в сторону леса, воображала всю эту сцену и думала: "Как замечательно быть королем, да еще таким умным!"
- Это случилось очень давно, - сказала Гиацинта. - Отец тогда был не то, что теперь.
- Наверное, это была злая фея, - предположила Виггз.
- Просто глупенькая. Вот меня бы отец так легко не обвел вокруг пальца.
- Но ведь бывают и добрые феи, правда? Я однажды с такой встретилась.
- Ты, дитя? Где же?
Не берусь предполагать, каким путем пошла бы история Евралии, если бы Виггз не прервали. Но случилось так, что она рассказала про свою фею в другой раз, при таких обстоятельствах, что графиня Бельвейн смогла... Да, да, мне крайне неприятно об этом говорить, но графиня действительно подслушала. Правда, как она потом объясняла, ссылаясь на многочисленные примеры из литературы, подобные истории и существуют лишь для того, чтобы их подслушивали (как будто это могло служить ей оправданием!). Во всяком случае, на этот раз она явилась слишком рано для того, чтобы подслушать, но как раз вовремя, чтобы обеспечить себе такую возможность на будущее.
- Графиня Бельвейн! - объявила дежурная придворная дама, вслед за чем последовало явление ее светлости, как всегда, весьма эффектное.
- Доброе утро, графиня, - достаточно приветливо поздоровалась Гиацинта.
- Доброе утро, ваше королевское высочество. А-а, Виггз, милое дитя, - небрежно добавила она и протянула руку, чтобы погладить милое дитя по головке, но слегка промахнулась.
- Виггз как раз собиралась мне рассказать одну удивительную историю.
- Славная крошка, - графиня неопределенно взмахнула другой рукой в сторону славной крошки. - Ваше высочество, простите меня, не будете ли вы столь добры позволить мне прервать вашу беседу? Я хотела бы обсудить с вами небольшое, но неотложное дело государственной важности.
Отпустив Виггз кивком головы, принцесса напряженно ждала продолжения.
Когда они оставались наедине, Бельвейн оказывала на Гиацинту какое-то странное воздействие. Было что-то в величественных манерах этой дамы, от чего принцесса чувствовала себя неловкой и виноватой, как школьница, которая плохо себя вела. Я сам часто ощущаю нечто подобное, беседуя с издателями, а Роджер неоднократно упоминает об одном из своих дядюшек, перед которым он всегда оказывался в самом невыгодном положении. Это, по-видимому, довольно распространенное явление.
- Всего-навсего несколько проектов на рассмотрение вашего величества - ах, как глупо с моей стороны, - я хотела сказать, "вашего высочества". Может быть, конечно, они и не заслужат одобрения вашего высочества, но если вы сочтете их достойными... словом, я на всякий случай изложила их в письменном виде. - И она стала разворачивать один за другим листы пергамента, сияющие всеми цветами радуги.
- Как красиво! - Гиацинта не могла сдержать искреннего восторга.
Графиня вспыхнула от удовольствия. Она обожала цветные чернила, перья, линейки, карандаши. В ее Дневнике день недели всегда был подчеркнут красным, а самые важные слова она обычно выделяла золотом. Едва раскрыв Дневник, вы понимали, что перед вами настоящее произведение искусства.
Первый лист был озаглавлен: "Проект экономии в королевстве". ("Экономия" сразу бросалась в глаза, выведенная красным.)
Следующий назывался: "Проект безопасности королевства". ("Безопасность" притягивала взор, сияя небесной голубизной.)
Третий лист носил заглавие: "Проект поощрения искусств и литературы в королевстве". "Королевству" на этот раз было явно тесновато. Чутье истинного художника подсказывало графине, что заглавие обязано уместиться на одной строке, но она начала писать слишком крупными буквами, а поскольку зеленые чернила были на исходе, не могла себе позволить начать заново.
Всего таких листов оказалось никак не меньше десятка.
К концу третьего принцесса беспокойно заерзала в кресле.
К концу пятого она поняла, что затесалась в королевское семейство, скорее всего, по недоразумению.
К концу седьмого она дала себе честное слово, что, если графиня на этот раз ее простит, она никогда больше не будет такой дурной девочкой.
К концу девятого она еле сдерживала слезы.
В начале десятого листа красовалось заглавие ярко-оранжевого цвета:
"Проект развития пластики в королевстве".
- Да, - пролепетала Гиацинта слабым голосом, - мне кажется, это неплохая мысль.
- Я подумала, что, если ваше высочество одобрит эту затею, мы как раз сейчас могли бы...
Гиацинта вдруг почувствовала, что заливается краской стыда.
- Я полагаюсь на вас, графиня. По-моему, вы разбираетесь во всем этом куда лучше, чем я.
Ничего подобного она никогда не сказала бы своему отцу.
Уважаемый посетитель!
Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария

Полужирный Наклонный текст Подчёркнутый текст Зачёркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Вставка ссылкиВставка защищённой ссылки Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Сбросить